На минувшей неделе произошло сразу два события, так или иначе связанных с Алексеем Навальным.

Апелляционная инстанция оставила без изменений приговор по делу «Ив Роше», а телеканал «Дождь» устроил дебаты между Навальным и Чубайсом.

Для тех, кто не видел эфира, поясним – опыт взял верх.

Самое время сказать несколько слов об Алексее.

Мой блог не место, где следует задаваться вопросом, хорош он или дурен, искренен ли он в своих призывах искоренить коррупцию или это способ спекулятивной возгонки внимания к себе, созидателен или разрушающ.

Безусловно, Навальный – явление. Да, скорее сходящее на нет в своем обличительном пафосе, нежели набирающее силу, но явление вне всякого сомнения.

Его отличительные черты – современность, технологичность и мобильность. Ни Лимонову в лучшие годы, ни Удальцову не удавалось так отформатировать свои группы поддержки, как это смог сделать Навальный.

Он герой социальных сетей, кумир кросспостинга, звезда политического флешмоба. Он первый, кому удалось переформатировать онлайн в офлайн. Власти научились это делать существенно позже, глядя на то, как по зову Навального на улицы выходили тысячи человек.

Ключевым в понимании феномена Навального является его локализация. За пределами Москвы ему было бы существенно сложнее стать тем, кем он есть. Этническая настороженность, демократическая риторика, разоблачительный пафос в электронной упаковке – явления сугубо московские.

Тут бы надо поговорить о том, в чем суть протеста значительной части наших граждан против коррупции: каким им видится ущерб, как они видят противозаконные схемы и оценивают свое место в них. Увы, разговор слишком долог, а формат не позволяет.

Наверное, не у одного меня закрадывается мысль о том, что протест сторонников Навального против коррупции это полемика с частью правящей элиты об объеме, каналах обобществления и каналах распределения средств, присваиваемых преступным путем.

Я сознательно дистанцируюсь от оценок. Я просто пытаюсь понять, кто и что может скрываться за Навальным и той частью его поведения, что может быть охарактеризовано в категориях «актов гражданского мужества».

Свой ответ я нашел. Алексей Навальный – политический прагматик. Его цель – получение ситуационных выгод здесь и сейчас. Для него не существует понятия долгосрочной работы и политической цели. Возможно, в этом его сила. Вот у «Гражданской платформы» всё было и где она сейчас?

Он дитя этики и политической аксиоматики. Он говорит о том, что черное это черное и не слишком заботится о том, чтобы быть услышанным кем-то, кроме яростных сторонников.

Политический менеджмент говорит о том, что работать в первую очередь следует с колеблющимися. Навальный поступает наоборот. Кто-то скажет сектант, кто-то новатор. Не об этом речь.

Его место среди единомышленников, людей, сходных с ним по уровню образования, доходов, интересов и житейского опыта.

Нишевой политик? Возможно. Прагматик? Вне всякого сомнения.

Проблема заключается в том, что социальных объектов, тождественных подходу Навального, в общественной природе не существует.

За одним исключением.

Оно называется товарищество собственников жилья, или ТСЖ. Недешевое ТСЖ. Для тех, кто осилил.

Представьте себе Алексея Навального на годовых собраниях жильцов, потрясающего кипой квитанций, на приеме в управе, протестующего против сборов на капремонт, повелевающего выходцами из южных республик, метущими периметр.

Не знаю, как вам, а по мне органичнейшее зрелище.

И что, спросите вы? Сами решайте. То ли часть нашего политического процесса можно свести к проблемам эксплуатации лифтового хозяйства, то ли, как писал классик, «дома новы, да предрассудки стары».

О Москве, кстати писал.

Что думаете, друзья?

В тему:
Чубайс нанимает Навального. Что будет с «Роснано»?
Чубайс поругался с Навальным

Давыдов. Индекс