“Роснефть” обратилась в суд с требованием о взыскании с АФК “Система” 106,6 млрд рублей за действия, которые повлекли снижение ценности “Башнефти”. Своим мнением о природе этого иска делится эксперт Эмиль Мартиросян:

Подобные факты, когда после закрытия сделки происходит подача исков в арбитражный суд — не редкость. Это говорит о том, что дью-дилидженс — комплексная проверка предприятия до его приобретения — была сделана в том объёме и в том виде, который не учитывал данный факт. По сути все вопросы должны сниматься на стадии проверки. Если дью-дилидженс не выявляет подобного риска и он происходит уже после проверки, то компании вправе обращаться в суд. Я не говорю ни о какой делёжке и ни о каком дополнительном зарабатывании денег, потому что это не бизнес “Роснефти”. Эта компания не будет зарабатывать деньги на арбитражных делах, даже несмотря на большие деньги. Это всего лишь де-факто выявленные активы, которые соизмеримы с размером иска и упущенной выгодой. Я не вижу в этом никакой политики. Такое случается, когда одна компания покупает другую и в момент заключения сделки риски не выявляются, а после заключения проверки и подписания договоров они выявляются, потому что компания полностью вступает в управление и ей становится доступна вся внутренняя информация. После этого и предъявляются претензии к собственнику на возмещение убытков, не выявленных в начале. “Роснефть”, покупая “Башнефть”, приобретала определённый набор активов, когда она их недополучила по какой-то причине, то уже просит не актив, а деньги.