Эксперт Екатерина Курбангалеева рассуждает о специфике предложения В.Володина о внесении изменений в нормы Конституции:

Каждый активный политический субъект стремится к точке абсолютной силы. Это внутренне присущее свойство конкурентноспособного политического актора. Вячеслав Володин является спикером Государственной Думы России, ожидаемо, что он ратует за усиление роли парламента, а значит, – собственной позиции.

С другой стороны, к моменту транзита власти, о котором много в последнее время начали говорить, надо прийти в максимальной политической форме, чтобы удержаться и влиять. Это что касается субъективной позиции Володина.

Что касается самого распределения полномочий между ветвями власти. Конечно, российский парламент на данный момент уступает по влиянию и возможностям Правительству РФ, Администрации Президента РФ.

Но это не проблема Конституции РФ, не правовая проблема, это сложившаяся внутриполитическая практика. Полномочия администрации Президента РФ вообще нигде не прописаны, и закона отдельного нет, но по факту именно АП РФ, занимающаяся всеобъемлющим политическим администрированием, является чрезвычайно влиятельным органом, определяющим основные решения. Это современная политическая реальность.

Пока Конституция как рамочный суперзакон более, чем состоятельна. Усиление парламента можно добиваться разными путями, например, избирать и/или растить влиятельных, имеющих авторитет у населения депутатов, иметь собственную позицию по ряду инициатив Правительства РФ, активно заниматься профессиональной законодательной деятельностью. Можно, наконец, внести изменения в отдельные ФЗ, регулирующие деятельность Правительства РФ.

А пока участившиеся намеки и высказывания ряда политиков и экспертов относительно того, чтобы поменять Конституцию, из разряда “то ли конституции, то ли севрюжины с хреном”.