Эксперт Дмитрий Буреев тщательно проанализировал специфику муниципального фильтра как процедуры:

Формат “муниципального фильтра”, который возник больше пяти лет назад как процедура в рамках возвращенных прямых выборов глав регионов, сегодня воспринимается как данность.

Он прописан в федеральных и региональных законах, хотя и вызывает массу критики. Прежде всего, из-за того, что и системная оппозиция, и малые партии, не обладают тем количеством голосов глав и депутатов МСУ, которые необходимы для прохождения “муниципального фильтра”.

Соответственно, в ход идут договоренности с партией большинства, которая, как правило, в регионах имеет многократный запас муниципалов для сбора подписей. Это уже устоявшаяся практика, но не всем она нравится, поскольку возникают обязательства.

Сбой, который произошел в сентябре этого года в четырех регионах, показал, что лимит на такие договоренности и обязательства практически исчерпан, а сам фильтр стал приметой кризиса в региональной политике и в выборах.

К примеру, в Хакасии кандидат от ЛДПР на должность Главы республики Михаил Валов самостоятельно собрал половину от необходимого числа подписей. Вторую половину подписей – не смог. Причины разные: и времени не хватило, и расторопности в работе штаба, и то, что конкуренты уже прошли эту процедуру…

Но еще один серьезный фактор – содержание договоренностей и обязательств при получении подписей муниципалов из партии власти, которые были необходимы для регистрации. Закулисные переговоры кураторов Михаила Валова, которые в Хакасии оказались “чужаками”, оказались безрезультатными.

В итоге кандидата от ЛДПР на выборах Главы региона не было, хотя при участии ЛДПР в лице Валова или кого-то другого могло привести совсем к другим результатам выборов 9 сентября. То есть в данном конкретном случае “муниципальный фильтр” стал жестким препятствием для участия в выборах парламентской партии, хотя СР и РОСТ смогли проявить чудеса политической эквилибристики и пройти фильтр.

Что касается системы выборов в России, которая отмечает 25-летие, то можно отметить два момента. Первый – система институализировалась, получила свою вертикаль, профессиональную подготовку специалистов и гарантированные временные рамки работы комиссий.

Второй – масштабное, часто менявшееся, законодательство, которое сегодня “расплескалось” по нескольким отраслям права. И теперь логично на базе федеральных законов “О выборах…” и “Гарантиях” создать единый Избирательный кодекс РФ.

Он должен привести в систему все вопросы организации и проведения выборов, а также учесть сложившиеся реалии политической жизни страны: нужно снять временные ограничения агитации в СМИ, в Сети, прямой агитационной работы – все равно эти нормы уже игнорируются, никого не пугают ни штрафы, ни санкции избиркомов; нужно максимально упростить процедуру выдвижения и регистрации кандидатов в формате предоставления многочисленных справок по имуществу, доходам – это все можно учесть при регистрации победителя на выборах; нужно прекратить практику бесплатных телерадиоэфиров, переформатировать т.н. “дебаты” в реальные политические дискуссии между кандидатами; отменить запреты на использование фотовидеоматериалов в агитации и т.д.; дать возможность кандидатам самим выбирать банковские структуры для открытия специальных избирательных счетов.

В общем говоря, избирательная система с одной стороны требует уже кодификации со стороны законодательства, с другой – соответствовать реалиям сегодняшнего дня. Но самое главное, с чего следует начать – это перенос Единого дня голосования либо на конец марта, либо на конец октября. Практика Хакасии, когда повторное голосование было назначено на 23 октября, показала, что это самое удобное время для проведения выборов.