Гособвинитель попросил приговорить к 21 году тюрьмы и штрафу в 500 млн рублей бывшего главу Коми Вячеслава Гайзера. Его обвиняют в создании организованного преступного сообщества, взяточничестве и мошенничестве.

В целом, прокурор попросил признать Гайзера виновным в двух эпизодах мошенничества, руководстве организованным преступным сообществом, получении взятки и легализации денежных средств. Как пишет ТАСС, гособвинитель отметил, что хищения совершались длительный период времени, в составе организованной группы.

— Члены преступной группы рассматривали ресурсы Республики Коми, принадлежащие народу, как лакомый кусок для собственной наживы. Мотив совершения преступлений был один — корысть, при том, что все фигуранты дела были далеко не бедны, — заявил он.

В качестве смягчающего обстоятельства прокурор попросил суд учесть состояние здоровья Гайзера и наличие у него на иждивении родственников.

Кроме того, для бывшего заместителя Гайзера Алексея Чернова прокурор попросил 20 лет колонии и 485 млн рублей штрафа, для бывшего члена Совета Федерации и экс-главы Коми Владимира Торлопова — 17 лет колонии и 3 млн рублей штрафа, а финансисту Льву Либинзону — наименьший срок в виде 8 лет лишения свободы. В общей сложности, На скамье подсудимых находятся 13 фигурантов. Следствие считает, что ключевыми из них являются Гайзер, Торлопов и Чернов.

Дело Вячеслава Гайзера стало прецедентным – впервые глава целого региона был объявлен руководителем преступного сообщества. Экс-главу Коми задержали в сентябре 2015 года. В это время он находился в Москве, откуда собирался вылететь на отдых за рубеж, напоминает РБК. Кроме него, были задержаны около 20 человек – в основном, представляющие высшее руководство республики.

По версии следствия, преступная группа действовала с 2006 года (на тот момент Гайзер был главой Минфина Коми). Ее целью было завладение государственным имуществом. Как пишет «Коммерсант», ОПС Республики Коми незаконно завладело 23 предприятиями, однако в конце в материалах дела осталось только три — ОАО «Птицефабрика «Зеленецкая», Сыктывкарский хлебокомбинат и Сыктывкарский молочный завод.

Кроме того, по версии следствия, с декабря 2005 года по сентябрь 2015 года преступное сообщество, созданное предпринимателем, экс-советником бывшего главы республики Владимира Торлопова Александром Зарубиным, присвоило себе 67 млн рублей Фонда поддержки инвестиционных проектов Республики Коми, получив взяток почти на 200 млн рублей и легализовав полученное преступным путем имущество на сумму более 988,5 млн рублей.

Помимо этого, руководство республики в получении взяток за назначения на руководящие должности и общее покровительство предпринимателям. В общей сложности, ущерб бюджету от действий группировки Вячеслава Гайзера превысил 4,5 млрд рублей.

Гайзер родился в 1966 году в городе Инта в Коми. После учебы работал в банковской отрасли. В 2002 году Гайзер был назначен первым заместителем министра финансов Республики Коми, в 2003 году стал министром финансов, в 2004 году — заместителем главы республики. В 2010 году Госсовет Коми по представлению президента РФ Дмитрия Медведева утвердил Гайзера в должности главы республики. В 2194 году на выборах главы региона Вячеслав Гайзер получил 78,97% голосов.

Политтехнолог, региональный представитель Ассоциации “ИЗБАСС” в Свердловской области Леонид Мишунин рассуждает об особенностях борьбы с коррупцией в России:

Массовые уголовные дела против высокопоставленных коррупционеров начались примерно четыре года назад. Начиналось все с региональной элиты, в 16-м году под следствием оказался даже федеральный министр.

Сказать что это – новая политика власти по очистке общества от коррупции или внутриноменклатурная борьба за влияние, достаточно сложно. Вероятнее всего, интересы номенклатуры в этом вопросе на этом этапе развития государства совпали с общественными запросами.

Политтехнолог, Марий Эл Рустам Абдуллин рассуждает о специфике борьбы с коррупцией в России:

Количество уголовных дел по коррупционным делам, в которых обвиняются чиновники в регионах и в целом по стране, значительно возросло. Проблема в том, что это не борьба с коррупцией -это борьба за ресурсы и рейтинги.

Нет выстроенной и всем понятной системы справедливого наказания за коррупционную деятельность по отношению ко всем во власти, а не исключительное и избранное применение законодательства к кому-либо. Пока что это аналогия с биологической пищевой цепочкой, в которой определено кому можно есть и кого можно есть. Кому -то можно продолжать воровать а кому-то почему-то уже нет…