vvp-padenieЭксперты Высшей школы экономики заявили о «структурной деградации» экономики России. Ее выводы прокомментировал эксперт Александр Соломахин.

— Деградация — это изменение состояния системы на противоположное. Это происходит, когда сама система начинает отторгать от себя элементы, из которых состоит и не соответствует целям, которые были определены при её функционировании.

Поскольку экономика России — система, состоящая из множества элементов, не совсем понятно, почему эксперты ВШЭ сделали вывод о её структурной деградации. Да, действительно был отраслевой дисбаланс — добывающие отрасли приносили большую долю прибыли в бюджет страны и соответственно занимали большую долю в экономике.

В последние 10 – 15 лет добывающая промышленность, в частности углеводороды, нефть, уголь – приносили определенный доход. Сейчас этот доход уменьшился, но это не значит, что произошла деградация структуры экономики. Сокращение доли углеводородов привело к тому, что создался определенный дефицит в бюджете, который нужно чем-то закрывать. Именно то, чем нужно покрывать бюджет, по мнению экспертов ВШЭ, и есть деградация.

Я в корне не согласен с их выводами. Правительство всяческими мерами, в той степени, в которой оно может, стимулирует развитие не только добывающих, но и перерабатывающих отраслей, в частности, поддерживает сельское хозяйство. Эта отрасль является сегодня неким примером, как можно в настоящее время развивать экономику, на основе тех отраслей, которые производят и перерабатывают свою продукцию. Эту модель берется за основу и при добыче углеводородов, прибавочная стоимость, которых формируется при переработке нефтепродуктов.

Данные Центробанка, прогнозы Минэкономразвития и Минфина, Сбербанка не дают негативных оценок структуре экономики, по сравнению с экспертами ВШЭ. Специалисты разные и взгляды на развитие страны, в том числе на развитие экономики, как некой системы, обладающей совокупностью элементов, у всех разные. Инфляционные ожидания в этом году ниже, чем в прошлом. Индекс потребительской активности сейчас не меньше, а он даже чуть больше, чем в 2015 году. Это все косвенные признаки того, что деградации в структуре экономике нет.

Наблюдается вялотекущая ситуация, которая называется «мы на дне». Безусловно, это не очень хорошо, так как мы живем за счет резервов фонда национального благосостояния, резервного фонда, и эти запасы закончатся в ближайшее время, скорее всего в 2017 году. Тогда придется делать какие-то выводы. Но с моей точки зрения, учитывая то, как ситуация в настоящее время развивается во внешней политике, на внешних рынках, с учетом того какой у России есть потенциал развития с восточными странами, в большей мере с Китаем, выводы о деградации в структуре экономики сделаны поспешно.