В Минэкономразвития объявили о разработке программы повышения производительности труда, которая позволит компенсировать потерю роста ВВП, вызванную демографическим спадом. Эксперт Максим Домбровский сравнивает предложение министерства и методы, используемые в других странах:

Дешевая рабочая сила, которую представляют мигранты, даже если нашей стране и поможет, то это будет медвежья услуга. Мы не Китай, мы не можем выехать на дешёвой рабочей силе. Структура потребления нашего общества такая, что помочь нам может только повышение производительности труда. Данных по тому, что Россия теряет 0,5% роста ВВП из-за демографии, у меня нет, но соглашусь с тем, что выглядят они не противоречиво. К созданию рабочих мест для инвалидов я отношусь положительно, к использованию труда мигрантов — отрицательно. Использование их труда окончательно убьёт мотивацию к повышению производительности, не подняв которую, мы никогда не получим самостоятельную экономику.
У Европы, в отличие от нашей страны, другая проблема. Там сильно развивается сфера услуг, куда привлекаются иностранцы. Япония не использует дешёвую рабочую силу. Эта страна автоматизируют производство. В этом принципиальная позиция Японии, в отличие от Европы.
Сегодня в России действительно в некоторых отраслях наблюдается рост производительности труда. Заметен рост в агропромышленном комплексе, в машиностроении, в электронике, но этот рост очаговый. К сожалению, бизнес не заинтересован в развитии производства, ему проще платить меньшую зарплату сотрудникам. Я согласен с Минэкономразвития, что в России четыре причины низкой производительности: неразвитость механизмов проектного финансирования, низкий уровень управленческих и технологических компетенций на предприятиях, административные барьеры и высокие социальные риски массовых сокращений. Это действительно так.