Объем недостоверной бюджетной отчетности в 2016 году вырос в 5,5 раз — до рекордных 555 млрд рублей.

Об этом, выступая с отчетом в Госдуме, заявила председатель Счетной палаты России Татьяна Голикова.

В своем заключении мы констатируем рост объемов выявленных фактов недостоверности бюджетной отчетности за 2016 год по сравнению с 2015 годом в 5,5 раз — со 101 млрд рублей до 555 млрд рублей. Однако выстроенное в течение последних лет взаимодействие с министерством финансов позволило уже на стадии доработки отчета по 45 фактам из 71 провести корректировку бюджетной отчетности на сумму 403 млрд рублей, из которых основной объем приходится на ликвидированный Роскосмос — 332 млрд рублей,

— цитирует Голикову Rambler News Service.

По остальным 26 фактам недостоверности бюджетной отчетности произведено уточнение, проведены и проводятся инвентаризации и служебные проверки, результаты которых будут отражены в бюджетной отчетности за 2017 г., отметила глава Счетной палаты РФ.

Голикова также рассказала, что рост объема иных нарушений по сравнению с 2015 г. составил 22% — с 443 до 542 млрд рублей.

В числе этих нарушений рост использования средств без достижения социально-экономического результата в 12,5 раз. Так, Федеральной службой исполнения наказаний разработана в рамках ФЦП “Развитие УИС 2007-2016 гг.” проектная документация на строительство и реконструкцию объектов в количестве 127 единиц на сумму почти 940 млн рублей, реализация которой в программные сроки невозможна,

— подчеркнула она.

Кроме того, Голикова посетовала, что правительством РФ принята “дорожная карта” по улучшению администрирования доходов бюджетной системы и повышению эффективности работы с дебиторской задолженностью по доходам, которой на 2016 г. была предусмотрена реализация 67 мероприятий из 69, реализовано 42.

Вместе с тем в 2016 г. продолжился рост дебиторской задолженности по доходам, которая составила на 1 января 2017 г. 2,2 трлн руб. (рост за год на 13,7%). Кроме того, на 1 января 2017 г. совокупная задолженность по налогам, сборам, таможенным платежам, пеням и штрафам в бюджетную систему РФ и платежам в государственные внебюджетные фонды составила 1,4 трлн руб., увеличившись на 20,6%. “При этом данная сумма не учитывает в полном объеме сложившейся задолженности по страховым взносам в государственные внебюджетные фонды,” — прокомментировала Татьяна Голикова.

Помимо всего прочего, Голикова сообщила, что консолидированные бюджеты регионов по итогам 2016 г. исполнены с дефицитом в сумме 12,6 млрд рублей, что в 32,7 раза меньше прогнозного объема. Она подчеркнула, что подобная ситуация связана с тем, что доходы регионов по итогам года были перевыполнены, а расходы, в свою очередь, были исполнены не в полном объеме.

Озвученные Голиковой цифры комментирует доцент кафедры теоретической экономики и государственного и муниципального управления Петрозаводского государственного университета, кандидат экономических наук Иван Конев:

Увеличение нарушений связано с тем, что многие руководители в бюрократической системе занимаются, что называется, приписками, которые никто не отменял и всю жизнь как у нас, так и за рубежом этим делом занимались. Только в России стараются, как правило, уйти от налогообложения многие фирмы, а бюджетные организации, наоборот, хотят приукрасить свою деятельность. <…> С другой стороны, укрепление вертикали власти приводит к тому, что ужесточается контроль по параметрам, которые с каждым годом увеличиваются. Как следствие, критерии оценки становятся все более объемными и добросовестными, в связи с этим и недостатки тоже увеличиваются. <…>
Добросовестное отношение Счетной палаты к своим функциональным обязанностям свидетельствует о том, что меняются цели и задачи с точки зрения тактики. <…> В связи с этим работа Счетной Палаты отражает выявление большего количества нарушений. <…> Критерии оценки и опыт аудиторов совершенствуется. В связи с этим выявляются не только крупные и проблемные ситуации нецелевого использования бюджетных средств, но и мелкие — все это влияет на количественный показатель нарушений. Отсюда и возросшие в пять раз цифры. Все достаточно закономерно и объяснимо.

Кандидат экономических наук, доцент кафедры регионоведения и экономики зарубежных стран факультета международных отношений Воронежского государственного университета Дмитрий Ломсадзе видит в заключении Счетной палаты политические корни:

Я здесь вижу больше политический контекст, а не экономический. Дело не в том, что надзорные органы некачественно работали раньше, а сейчас стали более усердно работать и выявлять больше. Увеличение количества нарушений в пять раз отнюдь не свидетельствует, что за год стали больше нарушать регламенты чиновники. <…> В случае со Счетной палатой нарушений выявлено больше потому, что изменилось время. Сейчас настал момент, когда надо еще эффективнее призывать к порядку и систематизации работы. На данный момент мы видим ужесточение контроля, которое должно дисциплинировать внутреннюю систему и повысить ответственность. Все-таки мы накануне выборов 2018 года. В связи с этим должны проявляться жесткие меры, и власть должна применять методы кнута, а не пряника.

Председатель правления “Тверского делового клуба” Алексей Моторкин считает, что на данный момент контроль в бюджетной сфере избыточен:

У Счетной палаты трактовка дел отличается кондовой жесткостью, в то время как есть всегда вполне нормальный люфт между тем, как трактует реальное положение дел законодательство. Может быть, конечно, представив большее количество нарушений, можно сделать вывод, что Счетная палата стала работать лучше, но скорее все-таки здесь налицо избыточность регулирования бюджетных процессов. С одной стороны, есть желание усиленного контроля, и, наверное, это объективно, поскольку лозунг “Все вокруг воруют” никто не отменял, наоборот, он усиливается.
С другой стороны, на практике административные издержки муниципалитетов, государственных органов, на мой взгляд, становятся запредельными, и этим пользуется Счетная палата, которая всегда представляет собой какую-то определенную политическую силу, всегда имеет свою собственную позицию и свой собственный ресурс, для того, чтобы им воспользоваться в политических интересах.