Эксперт Олег Сухарев тщательно проанализировал ситуацию:

С Татьяной Алексеевной Голиковой, видимо, можно согласиться. В части того, что снижается объём исследований по биологии, физике, математике, у неё, скорее всего, имеются оперативные данные.

Однако как же с ней можно соглашаться по поводу неэффективного использования ресурсов, если критериев оценки эффективности их использования в науке, как и оценки эффективности научного труда – просто нет!

Не так давно Татьяна Алексеевна буквально росчерком пера ликвидировала якобы неэффективный институт Счётной Палаты “Системного анализа”.

Сейчас Голикова потребовала категорически поменять ситуацию? Кто же ее должен менять? Я сотрудник РАН уже почти 17 лет и 23 года в науке. Написал много книг и статей, докладов и т.д. (имеется вклад) – и никуда “не пущають”.

Кланы всё делят, включая и места в РАН. Никому в этой обстановке не нужен вклад, не нужны предложения – вот в чём проблема РАН.

Поэтому сколько ресурсов не дай – в отсутствии чёткого исполнения правил и критериев эффективности отдача будет нулевой или близкой к этому. Более того, чиновничеством придуманы формализованные критерии – а именно, число статей, цитирование (Хирш), публикации в базах данных (индексирование журналов) западных баз данных (значительная толика их платная).

Представители РАН не случайно заявили о слабости наукометрической оценки Т.А. Голиковой.
Тем не менее, проблема ещё глубже – её никто не даёт, она в атмосфере и текущем состоянии РАН.
Даже имеющиеся успехи могут быть рассмотрены, как относительные, смотря с чем сравнивать!

Голикова отметила слабую восприимчивость экономики к инновациям. Однако, она такова на протяжении десятилетий, и это проблема экономической политики и чиновничества, а не только РАН Она не отметила, что реорганизация сильно ослабила РАН.

К сожалению, нет системного осмысления проблем РАН, увеличения нагрузки на учёных и преподавателей вузов, понуждения их к добавочным тратам за рабочее место (расходы на публикации, при катастрофическом состоянии многих журналов и издательств).

Не решение этих проблем, а ситуация только усугубляется, и приводит к снижению и так не высокой эффективности вложений в науку, причём не высокой имманентно, по природе вещей (таков сам объект – наука!) Такие вещи надо понимать, но именно такого понимания не просматривается в среде российского чиновничества, ответственного за науку.

Что же нужно? Коротко – тезисно, как минимум следующее:
1. Оценивать труд научных работников и институтов по “научному продукту”, а не по цитатнику статей (и статьям как таковым!) и базам индексирования.

2.Научный продукт – это модели, методики (работающие, применённые), выведенные формулы, критерии, доказанные теоремы, полученные свидетельства и патенты, изобретения, созданные технологии, открытый эффект, созданное лекарство, подготовленная фундаментальная монография, определяющая направление науки и серию дальнейших фундаментальных исследований, статьи конечно то же, но как всего лишь один из элементов.

3. Требуются чёткие ТЗ для РАН от правительства и внутри самой РАН. Оценку осуществлять не по одному году!

4. Институты должны подчиняться Президиуму РАН, который должен вести политику по секциям.

5. Ввести РАН в государственный сектор – через закон о государственном секторе.

6. Учесть и скоординировать темы в рамках финансового плана по РАН.

7. Система контроля за диссертациями должна принадлежать РАН. Диссертации не должны вывешиваться в открытом доступе как и журналы, система антиплагиат не должна карать за собственные же работы, заставляя переписывать всё своё же! Оценку- вклад осуществлять только по новизне результатов.

Помимо омоложения требуется решение кадровой проблемы и обеспечения достойного выбытия кадров. Никто после 65 лет не имеет права занимать никаких административных должностей  и только по должности избираться в РАН – нужен личный вклад в науку.

Это минимальный набор, более подробно предложения давно даются – но они не слышны, делается прямо противоположное. В этом проблема РАН и управления государством.