Эксперт Анатолий Акулов рассуждает о том, что на совещании у Дмитрия Козака опять изменили параметры реформы господдержки промышленного экспорта:

По ряду моментов новая схема более прогрессивна. Да, можно согласиться с тем, что компенсировать часть процентных ставок правильнее, чем давать субсидию в чистом виде. В этом случае у предприятия сохраняется основная часть рыночной мотивации к получению прибыли и росту эффективности работы. Верно говорится, что возможно избежать ограничений со стороны ВТО.

Новая схема содержит частные технические и методические улучшения, но нет ответа на главный вопрос – а какой реальный экспортный потенциал, и какова макроэкономическая, или, можно сказать, народнохозяйственная эффективность предлагаемых мер?

По идее, господдержка экспорта должна включаться тогда, когда есть реальная возможность завоевать достойные позиции на мировом рынке, но чего-то немного не хватает, нужно подтолкнуть. Поэтому разрабатывать программу развития экспорта стоит с вопросов сбыта, а не финансовой поддержки.

Если российская продукция может экспортироваться только при условии субсидирования без перспективы выхода на самоокупаемость этого процесса и хотя бы косвенного возврата бюджетных средств, то это явно нерациональное расходование народных денег из казны. Оно может быть оправдано в исключительных случаях, если существуют серьезные внешнеполитические, геополитические или социальные доводы. Но не как система.

Есть очень серьезные опасения, что немалая часть программ имеет единственную или главную мотивацию – получить бюджетные деньги, а там посмотрим. Не секрет, что именно так себя ведут регионы, муниципальные образования, желая «выбить» наверху деньги под создание кластера, территории опережающего развития и т.п. Плохо, если такая мотивация будет еще и у предприятий. Как эксперту и как гражданину хотелось бы видеть более внятное обоснование экспортного потенциала, а затем уже говорить о рациональности использования бюджетных средств, которые сейчас далеко не в избытке.