Эксперт Илья Гращенков детально разобрал специфику цифровизации госуправления:

Вообще ситуация уникальная. Власть сама запустила в себя “вирус цифровизации”, слабо понимая, что это вообще такое и на определенном этапе действия системы власти (аппаратной, так как построена по данному аналоговому принципу) стали входить в конфликт с действиями или даже намерениями цифровых институтов (программной надстройки).

Fatal error возник в ситуации, когда стало очевидно, что архаичная власть РФ просто саботирует вредоносную для неё цифровизацию. В ситуации, когда большая часть внутренних сделок решается в теневом режиме, принципы цифровизации (например, уход от посредничества между населением и функциями госуправления, которое сегодня осуществляют министерства) оказываются неудобны для власти.

Поэтому потолок цифровых технологий – обслуживание аппарата, а не его “программная” автоматизация. Госуслуги – это вершина того, что власть в России может себе позволить. И то, для получения кода придётся сходить куда-то ногами, а налоговая будет выставлять вам счета за чужие автомобили и давно проданные квартиры (мотивируя это сбоями в базах данных, но исправно начисляя пеню) и вам придётся стоять в очередях доказывая, что вы – не виновны.

Поэтому Греф прав, нет концепта, стратегии и идеологии. Но ее и быть не может. Объявить Россию цифровым государством можно только понарошку, сделав возможным оплату штрафов онлайн и переведя телевидение на цифровое вещание. Более глубинные преобразования нарушат тот хрупкий полупонятийный баланс, в котором сегодня работает власть, бизнес и население. Поэтому двигаться в этом направлении можно лишь наощупь, постепенно расширяя грани дозволенного и вторгаясь в это неизвестное пространство.