Представители парламентских оппозиционных фракций заявляют, что их партии не будут выставлять на губернаторские выборы каких-то новых кандидатов, ограничившись депутатами Госдумы. Своим мнением об этом делится эксперт Алексей Трунтягин:

Ни для кого не секрет, что системная оппозиция в последнее время стала очень лояльной и достаточно несамостоятельной. Если взять и рассмотреть всю партийную систему, как слоёный пирог, то можно увидеть, что системная оппозиция — это сателлиты доминирующей партии. Будут ли КПРФ, ЛДПР и “Справедливая Россия” выдвигать каких-либо серьёзных конкурентов — это будет зависеть даже не столько от партии власти, сколько от решений Кремля и его позиции. Я не думаю, что стоит преувеличивать какую-то потенциальную роль парламентской оппозиции в выборном процессе. Они существуют по большей мере для отвода глаз, особенно в Томске.
Возможно, Алексея Диденко ЛДПР выдвинет для участия в губернаторских выборах в Томской области, но, я честно говоря, пока про это не слышал. Диденко уже участвовал в выборах губернатора в Кемеровской области и набрал там, если мне не изменяет память, 2%. Поэтому преувеличивать его влияние не стоит. При этом нельзя забывать, как он избирался в Госдуму. По тому округу, где проходил Диденко, не было кандидата от “Единой России”, поэтому, если уж чисто теоретически случится, что это будет согласовано, то, возможно, спустя какое-то время Алексей Диденко и станет и губернатором, но вряд ли это произойдёт в этом избирательном цикле. Участие его в выборах возможно, он даже может занять второе место, но это будет не более чем какая-то разминка для поддержания интереса к выборам в Томске. ЛДПР в нашем регионе всегда занимала хорошие позиции.
Безусловно, элиты стараются поднять интерес к выборам, поэтому привлекают Диденко. В принципе, это неплохая стратегия для повышения явки. Однако эти действия не говорят о зарождении конкуренции на выборах.
В системной оппозиции намечается кадровый дефицит. Про “Единую Россию” сказать такого не могу. Слово партия в переводе с латинского — “часть”. Я называю “Единую Россию” — целое, а всё остальное — её маленькие части, которые не могут в полной мере ей противостоять.