Правительство РФ изменило порядок принятия устава Московского госуниверситета. В вузе сразу же заговорили об ограничении прав и преподавателей, однако руководство МГУ эти претензии отвергло.

Постановление правительства, вносящее поправки в устав МГУ, было опубликовано в понедельник, 27 августа. Как пишет “Коммерсант”, сильнее всего изменился пункт №9, который гласит, что устав университета, а также изменения к нему принимаются конференцией научно-педагогических работников, представителей других категорий работников и обучающихся. После корректировок кабинета министра этот пункт был исключен полностью. Теперь изменения устава сможет предлагать лишь ученый совет МГУ.

Кроме того, правительственные поправки уточняют основания, по которым студент может быть отчислен из вуза. Раньше такое наказание могло применяться к учащимся, не соблюдающим “устав, правила внутреннего распорядка и иные локальные акты Московского университета”, теперь перечень пополнился “правилами проживания в общежитиях”. Кроме того, подчеркивается, что решение о применении меры дисциплинарного воздействия подписывает лично ректор МГУ или уполномоченное им лицо.

В пресс-службе МГУ заявили, что не обращались в правительство с инициативой по изменению устава университета. Однако в вузе отметили, что кабинет министров, являясь учредителем учебного заведения, имеет на эти решения право. Также в МГУ напомнили, что таким же образом еще в 2015 году был изменен устав СПбГУ.

Помимо этого в пресс-службе МГУ заявили, что утвержденные постановлением правительства РФ изменения “никоим образом не нарушают право научно-педагогических работников и студентов на самоуправление”. Как пишет ТАСС, в вузе отметили, что, согласно уставу университета, высшим органом управления университета является конференция научно-педагогических работников, которая избирает ученый совет, по представлению ученого совета вуза решает другие наиболее важные вопросы деятельности университета. Также ученый совет, осуществляющий общее руководство деятельностью Московского университета, имеет право инициировать изменения в устав вуза.

Таким образом, устав МГУ в действующей редакции сохраняет все необходимые гарантии участия научно-педагогических работников и студентов МГУ в решении важнейших вопросов деятельности Московского университета

— подчеркнули в университете.

Эксперты, опрошенные “Коммерсантом”, не согласны с тем, что после внесения изменений в системе управления вузом все останется как прежде. Представитель независимого профсоюза “Университетская солидарность” Андроник Арутюнов считает, что устав не мог быть изменен без ведома и согласия ректора МГУ Виктора Садовничего:

Господин Садовничий возглавляет вуз 26 лет и половину этого срока последовательно проводит политику жесткой централизации. Иными словами, он пытается лишить других сотрудников и учащихся даже гипотетической возможности повлиять на жизнь университета. Изменения устава четко укладываются в эту стратегию.

Арутюнов также добавил, что конференция работников и раньше была подконтрольна руководству МГУ — “было сложно добиться того, чтобы она даже просто внесла на рассмотрение какие-то поправки в устав”. Теперь же, уверен он, не останется даже теоретической возможности что-то изменить.

Своим видением ситуации делится директор Института общественных наук РАНХиГС, ректор Московской высшей школы социальных и экономических наук Сергей Зуев:

В российском законодательстве по данному поводу есть определенные неясности. <…> С одной стороны, у учредителя есть своя правда и свои представления о развитии соответствующего университета, с другой — есть вполне определенная историческая традиция, которая связана с тем, что академические свободы есть ценность, причем не абстрактная ценность. Как мы знаем, академические свободы являются таким драйвером развития научного мышления, образовательных программ и прочего. <…> Получается, свободный поиск и управляемость — две конкурирующие между собою ценности в данном случае. <…> Эта проблема не может быть решена простыми объяснениями. Здесь нужно искать компромиссы.

Заведующий кафедрой гуманитарных дисциплин Института общественных наук РАНХиГС, кандидат исторических наук Евгений Миронов считает, что на самом деле никаких серьезных изменений не произошло, т.к. отмененная норма использовалась крайне редко. Вместе с тем он отмечает, что правительство могло выбрать более мягкий путь изменения устава:

Существует много возможностей у преподавателей и у студентов выразить свое положительное или критическое отношение к происходящему помимо внесения изменения в устав. <…> Крайне редко преподаватели или студенты избирают именно этот путь для выражения своей позиции. Изменение устава — крайний случай, поскольку устав регулирует какие-то базовые правила функционирования вуза. <…> По сути в МГУ не было прямой демократии, когда каждый мог повлиять на устав. С этой точки зрения я думаю, что в уставе не так много изменится. Однако критики правы в том, что все это выглядит как демонстративный акт. Все-таки такие изменения нужно чуть более демократично обсуждать, это важно. Возможно, юридических проблем с внесением изменений нет, но есть психологические и политические проблемы. <…> Правительство могло заранее обозначить свою позицию. <…> Я не хочу никого обвинять, может быть, здесь и не было никакого наезда на демократию, но такие действия должны проговариваться.