В Минобрнауки РФ состоялось очередное заседание комиссии по оценке промежуточной отчётности проектов, которые получили в 2016 году поддержку в рамках ФЦП “Русский язык” (ФЦПРЯ). Своими впечатлениями о мероприятии с “Давыдов.Индекс” делится присутствовавший на нём эксперт, пожелавший остаться неназванным:

По многим проектам был поставлен вопрос о целесообразности, запрошена дополнительная информация. И если она не будет удовлетворительно представлена, многие проекты будут закрыты, а средства, возможно, потребуют вернуть.

Главный интерес при принятии решений о поддержке проектов был в том, чтобы освоить всю выделенную на реализацию федеральной целевой программы “Русский язык” сумму в один миллиард рублей. Поэтому в список одобренных проектов попали и те, которые одобрять ни в коем случае было нельзя. Парадокс заключается в том, что вчера комиссия комиссии по оценке промежуточной отчётности предъявляла претензии проектам, которые вполне можно было бы считать нормальными. Слабые проекты проходили более-менее спокойно. В качестве примера — была дана отрицательная оценка создателям проекта по обучению русскому языку на базе мультфильма “Смешарики”. То есть это авторский коллектив известного мультфильма, который обязался сделать 30 серий с термином “русский язык”, там, где смешарики учат русский язык: буквы, правильность написания слов и т.д. Это вполне нормальный проект, потому что бренд “Смешарики” раскручен, использовать этот бренд для продвижения русского языка — это логично и разумно, в отличие от много другого, на что давались деньги. Есть целевая аудитория: и русские дети, и русские дети за рубежом, которые смотрят мультики и в игровой форме изучают русский язык. Комиссия просто смешала с землей разработчиков проекта. Основной вопрос комиссии: какая у вас учебно-методическая база для создания этих мультфильмов? Разработчики отвечали, что сотрудничали с институтом имени Пушкина, присылали им серии на проверку, ученые вносили свои методические коррективы, которые учитывались в конечном варианте. На что комиссия задала совершенно неожиданный вопрос: а вы получили гриф, что мультфильм может быть допущен к просмотру? Не знаю, положено ли получение грифа в соглашении о проекте, это один вопрос, и разработчики обязаны это делать. Но это, мы понимаем, заведомая глупость, потому что получать гриф на игровой материал не обязательно. Кроме того, в договоре была прописана формулировка, что “тысяча детей пройдут обучение” по этим мультфильмам. Формулировка совершенно корявая, потому что посмотреть мультфильм и пройти обучение — разные вещи. Члены комиссии придрались к этой формулировке и настойчиво просили показать подтверждение того, что тысяча детей прошли обучение. Возможно, зрители должны были получить диплом по освоению курса “Смешариков”, я не знаю. Создатели проекта безуспешно пытались доказать, что на сайте всегда можно отследить количество просмотров. Комиссия потребовала подтвердить обучение тысячи детей по проекту “Русский язык со смешариками” до 1 июня. Только в этом случае проект будет продолжен и получит финансирование.

Комиссия рассматривала только те проекты, которые имеют продолжение в этом году, то есть многие проекты, на которые по ФЦП выделялись деньги, были одноразовые, например, проведение какой-нибудь конференции. Проекты с длительным сроком реализации получили первый транш в прошлом году, а судьба вторых траншей и стала предметом обсуждения на вчерашнем заседании комиссии.

Трудно объяснить такое повышенное внимание к проектам. Вопрос об экономии средств ФЦП достаточно сложный. То, что денег нет, понятно. Но на реализацию федеральных целевых программ деньги министерства не выделяются. Более того, сэкономив средства на ФЦП, министерство их не получит. Деньги в министерство не вернутся. Для кого они экономили бы? Полагаю, что здесь преследуется цель дискредитировать исполнителей этой программы, показав их неэффективность. Правда, новые “деятели” тоже хороши. Каждый год по ФЦП выделяется миллиард рублей на проекты по поддержке русского языка. Конкурсная комиссия до сих пор не приняла решение по отбору проектов на 2017 год, хотя все они поступили на рассмотрение до 8 февраля. Кстати, проблема прошлого года заключалась в том, что деньги давали очень поздно. Комиссия заседала в августе-сентябре. Деньги, соответственно, приходили только в ноябре. И должны были быть освоены до конца года. Не знаю, чем вызвана ситуация, что проекты сейчас никто не рассматривает. То ли вся программа, куратором которой является Ольга Голодец, висит. То ли это желание кураторов разобраться в процессе. Объяснить трудно.

Реально некоторые проекты в прошлом году поддерживали только для того, чтобы получить финансирование программы в следующем году. Вся эта история так или иначе связана с институтом имени Пушкина. Основным исполнителем или соисполнителем по многим проектам является и.о. ректора Института имени Пушкина Русецкая Маргарита Николаевна. Большая часть средств ФЦП уходит туда. Русецкая — человек Каганова, который, в свою очередь, является человеком Голодец. Вся эта схема существует до тех пор, пока есть Голодец.