Эксперт Олег Сухарев рассуждает о том, что доля Москвы в инвестициях в основной капитал в России достигла максимума за 20 лет:

Динамика инвестиций в России позитивная всего 2 года (2017-2018). До этого в течение четырёх лет наблюдался инвестиционный кризис (2013-2016 гг.).  Инвестиции снижались. Не думаю, что после инвестиционного кризиса произошли какие-то кардинальные изменения, в так называемом, “инвестиционном климате” .

Объекты, которые нуждались и могли привлечь инвестиции за четыре года,  либо пересмотрели свои планы, либо пришли в упадок. Быстро инвестиционный климат не воссоздаётся. Один из важнейших его параметров – эффективность инвестирования и структура инвестиций, то есть то, куда вкладываются ресурсы. Конечно, Москва инвестирует больше других регионов, но она является стратегическим для страны мегаполюсом – столицей России, где пересекаются многие интересы и финансовые потоки.

Что касается других регионов, то распределение инвестиций в основной капитал по ним крайне неоднородное.

Конечно, лидер Москва, причём несмотря на изменение её доли за 20 лет от 16% до почти 8-10% и затем опять увеличение доли до почти 14% в 2018 году, она продолжала оставаться лидером по этому показателю.

Причины не только в капитальном строительстве (создание инфраструктуры), которое самое масштабное для России именно в столице, но и в том, как учитываются инвестиции в основной капитал. Речь о том, что инвестиционные потоки фиксируются по отчётности в Москве. Объекты стратегического назначения работают на Россию, а не только на Москву – поэтому в этом никакого минуса нет. Тем более, никто не может сказать, а какой должна быть доля и распределение инвестиций по иным регионам России и для Москвы.

Инвестиционный процесс в стране всё равно сжат проводимой денежно-кредитной и бюджетной политикой центральной власти. Поэтому даже положительная динамика в 4% в течение 2 лет ещё не преодолела недоинвестирования, возникшего в ходе инвестиционного кризиса 2013-2016 гг.

Учётный аспект инвестиций даёт некоторую, может и ощутимую надбавку для Москвы, хотя и не столь определяющую, как кажется на первый взгляд. Далее по местам распределяются регионы, которые также строили крупные объекты, заводы по переработке сырья, либо по его добыче или транспортировке.

Это также закономерно в связи с сырьевой специализацией российской экономики. В списке лидеров крупные агломерации – Москва и Московская область, Санкт-Петербург и Ленинградская область и три сырьевых региона из шести оставшихся отмеченных как лидирующие.

С точки зрения региональной и инвестиционной политики, на мой взгляд, важно оценивать то, как именно распределены ресурсы и инвестиции в частности, причём не только между регионами, но и объектами, которые осваивают инвестиции.

Важна эффективность инвестиций, а не просто величина – доля инвестиций в основной капитал для данного региона. А также качество инвестиций – в какие сектора идёт инвестирование и кем, кто владеет, кто рассчитывает на основную часть получаемой прибыли, а также какой мультиплицирующий эффект оказывают инвестиции на экономику региона и страны и т.д.

Это аспекты первостепенной важности для развития России и формирования новой инвестиционной модели экономического роста.