Госдума собирается перенести «мусорную» реформу на 2019 год — этот вопрос собираются обсудить уже 16 декабря, причем сразу во втором и третьем чтении. Такая спешка связана с тем, что уже с 1 января должен был вступить в силу закон, регламентирующий переход от захоронения мусора к его раздельному сбору и переработке. Однако многие регионы до сих пор не утвердили территориальные схемы обращения с отходами. Ситуацию комментирует эксперт Александр Колотов.

— С экологической точки зрения я считаю вполне справедливым сбор платы с потребителей за сбор и переработку мусора. Потому что либо мы все взваливаем на производителей, либо на перераспределяем нагрузку и на потребителей тоже. И, наверное, в этом вопросе нам не стоит изобретать велосипед.

Есть работающие механизмы. Допустим, у нас многие жители Северо-Запада России ездят в Финляндию и наблюдают, как устроена эта система сдачи мусора и его сортировки. Это делают сами потребители. Хотя когда эту систему вводили в жизнь, там было очень много опасений, особенно со стороны тех же торговых сетей или производителей, которые вынуждены были указывать стоимость тары и обязывались ее принимать. И для этого были установлены специальные автоматы. Но в итоге система все-таки заработала.  Нам необходимо осознать неизбежность этого процесса.

Полностью перекладывать бремя переработки и сортировки мусора на производителя или бюджет города, региона, государства нельзя. Мы так же будем выбрасывать мусор, будем брать кучу пластиковых пакетов, не задумываясь ни на минуту о том, что мы делаем. А вот когда каждый потребитель будет простимулирован рублем, тогда, возможно, отношение к потреблению поменяется. Принятие закона необходимо. И сделать это нужно как можно скорее.

Я участвовал в обсуждении территориальной схемы по обращению с твердыми бытовыми отходами в Красноярском крае, и мы от нашей организации написали официальное письмо, что мы протестуем против строительства мусоросжигательных заводов на северных территориях региона.  Один из видов обращения с отходами – термическая обработка. Но мы считаем, что здесь у нас непочатый край работы. Необходимо применять другие методы, сжигание – это крайний метод.