В уральской столице готовятся к массовому переименованию городских улиц.

Вопрос ребрендинга обсуждали на круглом столе “Топонимика как фактор развития городов”, проходившем в администрации города в рамках форума “Города России 2030: перекрестки возможностей”, сообщает издание Znak.com.

По словам модератора круглого стола, депутата гордумы Екатеринбурга Дмитрия Сергина, который также возглавляет комиссию по переименованию топонимических объектов уральской столицы, ранее ставилась задача по переименованию одной улицы в год. “Однако сейчас надо понять, много это или мало,” — обратил он внимание.

Всего в Екатеринбурге насчитывается почти 1500 улиц, и в разные годы применялись разные принципы их наименования. В дореволюционные времена названия были продиктованы теми доминантами, которые находились в конкретном месте: церкви, усадьбы, особенности ландшафта — улица Вознесенская, Береговая, Болотная. Советская система поставила топонимику на службу пропаганде, отметил директор Музея истории Екатеринбурга Сергей Каменский.

Он также отметил: то, что названия 50 улиц в Екатеринбурге посвящены военной тематике, говорит о советском акценте в пользу милитаризма. В то же время многие улицы названы именами людей, которые имели весьма сомнительное прошло, либо вовсе считаются в современном обществе террористами. В качестве примера он привел улицу Менжинского, которая была названа в честь преемника Феликса Дзержинского Вячеслава Менжинского, с подписью которого связано около 100 тыс. репрессированных граждан.

За скорейшее переименование улиц, связанных с именами террористов, выступили многие участники круглого стола, в том числе, представитель РПЦ игумен Вениамин (Райников), который, правда перепутал улицу Сазонова, названную в часть героя СССР Рима Сазонова с именем эсера Егора Созонова, убившего в 1904 году главу МВД Российской империи Вячеслава Плеве.

В качестве примеров для переименования участники круглого стола назвали улицы Хохрякова, Хомякова, Каляева, Братьев Быковых, Ульянова, Новгородцевой, Халтурина, Софьи Перовской, Карла Либкнехта.

Наибольшее число улиц, которые потенциально можно переименовать представил член городской комиссии по топонимике, профессор Уральского архитектурного университета Владимир Блинов. Все улицы он предложил разбить на семь категорий. Одна из категорий — улицы, современные названия которых подлежат переустановлению исторической правды, еще одна — улицы, “носящие неудобоваримые и обидные названия” и т.д. Он также предложил объединить улицы Якова Свердлова, Карла Либкнехта и Розы Люксембург в единый Вознесенский проспект.

Улица Карла Либкнехта. В России нет ни одного города, где бы не было такой улицы. Зачем эта улица в Екатеринбурге? Улица Смазчиков — что это такое?! Улица Толедова — вообще никто не знает, кто это такой!

— возмущался Блинов.

Впрочем, не все отнеслись положительно к идее тотального переименования городских улиц. Председатель свердловского отделения Союза женщин России Ольга Гапонец, отработавшая много лет в управлении культуры города напомнила, что улица 8 Марта раньше называлась улицей Троцкого, одновременно продемонстрировав, что не все советские названия улиц так уж плохи. Она согласилась с предложенным “Вознесенским проспектом”, однако заявила, что ни в коем случае не стоит переименовывать улицу Ленина:

Люди выросли с этим названием, нас не поймут. Надо очень бережно относиться к старым названиям.

В итоге было решено, что к вопросу переименования городских улиц необходимо подключать широкую общественность, причем не только живущую на улицах, которые могут попасть под переименование, но и всех остальных жителей города.

Круглый стол формирует повестку нашей комиссии. Как мы услышали, многие соглашаются с тем, что имена террористов должны вытесняться и темпов по одной улице в год недостаточно. Второй момент: неплохо было бы спросить и у самих жителей города — не против ли они того, что некоторые имена будут исчезать,

— сказал Дмитрий Сергин. Он также добавил, что вопрос переименования улиц можно обсудить в форме референдума и приурочить его к основным политическим событиям 2018 года — к выборам президента России в марте или выборам депутатов городской думы — в сентябре.

Инициативу о переименовании улиц и проведении референдума оценивает политтехнолог Леонид Мишунин:

Надо понимать, что сам факт проведения референдума весьма сомнителен. За последние четверть века референдумов в РФ не было, никто не даст его провести. <…>
Сама же тема переименования улиц актуальна, но, естественно, не для жителей. Горожан волнует вопрос круглогодичной грязи, точечной застройки, холодных батарей, ужасного состояния фасадов зданий. Десоветизация же названий улиц — вопрос политический, даже идеологический, он должен быть важен властям. <…>
Дело в том, что история не имеет отношения к идеологии, а наименования улиц в честь пятилеток, юбилеев КПСС и большевиков — это самая настоящая идеология, которая тянет страну назад не на физическом, но на ментальном уровне. А современная психология говорит о первичности сознания: “поменяй мышление — поменяется и жизнь”. Потому лично мое мнение — что идея переименования улиц не то что своевременная, а уже даже сильно запоздавшая, промедление вредно и опасно.

Блогер, член Общественной палаты Свердловской области, журналист ИА “Уральский меридиан” Александр Аникин, напротив, считает идею переименования улиц несвоевременной и неудачной:

У жителей Екатеринбурга уже имеется опыт переименования, опыт перехода из одной исторической идентичности в другую. В то же время неоднократно поднимался вопрос о переименовании улиц, но он никогда не получал широкого обсуждения и поддержки. Всегда есть определенная группа сторонников переименования, но массовой поддержки эта идея не получает. Я не думаю, что смена названий улиц — это та проблема, вокруг которой жители города смогут объединиться, сконцентрироваться. <…>
Я думаю, что в ближайшие лет 20-30 мы не перейдем к реальным действиям по смене названий улиц в нашем городе. Во-первых, не всем “героям”, в честь, которых названы улицы, верно дана историческая оценка. Во-вторых, Екатеринбург — город с довольно специфическим революционным наследием, которое на сегодняшний день не является главным для жителей. <…> Городская среда для горожан важна не названиями улиц, а средой обитания. В этом принципиальная разница.