Глава Центра стратегических разработок Алексей Кудрин считает, что у нового правительства будет только два года на реализацию изменений. Кудрин поставил будущему кабинету кабинету министров три задачи.

Свое видение ситуации он изложил в статье, написанной для газеты «Коммерсант».

— Сейчас, когда обновлен мандат высшего должностного лица в стране, когда в соответствии с Конституцией сменится правительство, когда произошло серьезное омоложение губернаторского корпуса, еще свеж мандат Госдумы, мы, наконец, можем сосредоточиться на том, ради чего население выдало этот мандат, — пишет Кудрин.

По его словам, следующая крупная избирательная кампания начнется не позже лета 2020 года (в 2021 году состоятся очередные выборы в Госдуму). Экс-глава Минфина считает, что логика предвыборных кампаний неумолима, перед выборами политики всегда думают только об одном: как не насторожить избирателя.

— Это значит, у будущего правительства будет лишь два года на то, чтобы реализовывать повестку изменений. Даже не окно возможностей, а форточка. За эти два года надо делать все то, что откладывали на протяжении последних лет из-за грядущих выборов и под разными отговорками и мифами, главный из которых — «эти меры непопулярны», — подчеркивает глава ЦСР.

Алексей Кудрин считает, что главный враг государства сейчас — это страх перемен. С фобиями надо бороться, поэтому первоочередная задача, которую стоит запустить — это немедленный запуск реформы государственного управления, так как нынешняя система госуправления не способна на решение задач, стоящих перед страной.

— Государство должно меняться — во-первых, показывать хороший пример всей стране; во-вторых, лучше и быстрее оказывать более качественные услуги населению; в-третьих, на деле реализовывать повестку развития, — заявляет он.

Второй задачей Кудрин называет определение приоритетов развития и работу на них. Руководитель ЦСР отмечает, что они уже были обрисованы в послании президента: нужно серьезно нарастить вложения в образование и медицину, которые открывают перед гражданами новые жизненные и профессиональные перспективы, а также и в инфраструктуру — «кровеносную систему страны».

— Нужно перестроить систему технологического развития страны, чтобы превратить нашу экономику из по-прежнему преимущественно сырьевой в современную цифровую, глобально конкурентоспособную и экспортно ориентированную. Надо помочь регионам и городам нашей страны запустить собственные механизмы роста, обустроить комфортную среду для граждан, где бы они ни проживали, — подчеркивает Кудрин.

Также Кудрин обращает внимание, что речь идет о серьезных структурных изменениях в этих сферах, иначе новой модели роста не возникнет. В качестве примера он приводит перестройку образовательной модели, коренном изменении отношения к образованию. По мнению главы ЦСР, вся страна должна стать учебным классом, образование должно стать общим делом, национальной идеей страны.

Наконец, третьей задачей должны стать транспарентность и предсказуемость политики.

— Граждане и бизнес устали от неясности. Какими будут налоги? Будет ли реформироваться пенсионная система? Станет ли меньше проверок для бизнеса? Неясность и непоследовательность — вот что действительно непопулярно и снижает доверие населения к правительству, а это его главный ресурс. Сигналы от нового правительства должны быть четкими и недвусмысленными, от этого зависят его легитимность и успешность, — подытожил Алексей Кудрин.

Предложения Кудрина оценивает кандидат экономических наук, доцент кафедр мировой и региональной экономики, экономической теории Пермского государственного университета Максим Домбровский:

— На удивление для себя соглашусь с Кудриным, хотя его идеи у меня всегда вызывали массу вопросов. В данном случае, на мой взгляд, он провозглашает мысли правильные. <…> Я согласен с тем, что нам необходимо четко выделить приоритеты и очень жестко им следовать. В таком случае есть шанс провести реформирование экономики. С тем, что Кудрин предлагает перераспределить, я не согласен в корне, потому что не являюсь сторонником либеральной концепции, которую он проповедует.

К сокращению аппарата чиновников я отношусь с некой долей сомнения. У меня вызывает много вопросов реформа госуправления и ее эффективность, потому что каждый раз, когда мы хотим сократить аппарат управления, у нас он только увеличивается. Так что очередное сокращение может только ухудшить ситуацию.

Маркетолог, предприниматель, член Российской Ассоциации по связям с общественностью (РАСО), член Совета Самарского регионального отделения «Деловой России» Алексей Добрусин тоже поддерживает инициативы Алексея Кудрина, отмечая, что к их реализации следует подходить осторожно:

— Экономические реформы нашей стране нужны однозначно. К сокращению госаппарата, на мой взгляд, стоит подходить детально, потому что знаю, что в отдельных структурах есть смысл сокращать чиновников, а в некоторых их необходимо увеличивать. На мой взгляд, нельзя реформу госуправления проводить жестко. Лучше от этого не станет. <…>

С перенаправлением денег на развитие страны я, безусловно, согласен, потому что сейчас ситуация такова, что если мы не станем лидером как государство в ряде технологических отраслей, то мы безнадежно отстанем в горизонте планирования лет на десять от других стран. Причем отстанем так, что догнать их уже не получится. В этой связи направление средств в образование и медицину, пусть даже за счет снижения расходов на оборонку, я полностью поддерживаю.

Своим взглядом на реформу госуправления делится депутат Ярославской областной Думы Александр Гончаров:

— Вопрос реформы госуправления очень болезненный. Его задают уже 27 лет как минимум, точнее, с 1984-1985 годов пытаются бюрократический аппарат сократить, но он, как гидра, наращивается с еще большей силой. В этой связи с точки зрения качественного улучшения госуправления с позицией Кудрина согласиться можно. <…> Прежде всего надо смотреть на полномочия, перераспределять их более грамотно и уводить их вниз, а не централизовывать. Я считаю, что нужно пересмотреть полномочия чиновников и повысить качество работы аппарата за счет сокращения. Этот шаг позволит уменьшить затраты на госуправление и позволит проявить себя людям, которые действительно могли бы участвовать в создании добавленного продукта и, как следствие, роста ВВП.