“Открытое правительство” собирается обязать госорганы в регионах размещать в форме открытых данных социально значимую информацию.

Это коснется информации в области социальной защиты населения, образования, спорта, культуры, транспорта. Таким образом, разработчики получат возможность создавать мобильные приложения и электронные сервисы, которые смогут упростить повседневную жизнь граждан, сообщает пресс-служба “Открытого правительства”.

Типовой перечень подготовлен Минэкономразвития и согласован без замечаний Минздравом, Минстроем, Минтрудом и Минспортом. По данным ведомства, в него вошли в том числе данные об органах соцзащиты, территориальных центрах занятости, объектах похоронного назначения, образовательных и дошкольных учреждениях, объектах спорта, спортивных организациях и учреждениях физической культуры, театрах, музеях и домах культуры.

Кроме того, в форме открытых данных теперь должны размещаться перечни велосипедных, лыжных и прочих специализированных транспортных маршрутов, тарифы на проезд в общественном транспорте, перечни спортивных и культурных мероприятий, отмечает “Открытое правительство”.

По данным ведомства, сейчас, например, перечень объектов похоронного значения публикуется в формате открытых данных в 15 регионах, а перечень органов соцзащиты — в 20. Местные власти делали это только по собственному желанию, а теперь публикация таких данных обязательна, подчеркивает представитель “Открытого правительства”.

Наша конечная задача — не просто раскрывать информацию, а совместно с интернет-индустрией, министерствами и ведомствами, которые обладают информацией, формировать среду, где создатели программных продуктов могли бы использовать открытые данные для того, чтобы делать приложения, которые изменяют качество жизни и условия ведения бизнеса,

— заявил министр по делам “Открытого правительства” Михаил Абызов.

Он также отметил, что в тех госорганах, где государственный чиновник понимает дополнительные плюсы открытости, принимаются более качественные решения, отвечающие запросам времени и общества.

Сейчас трудно представить принятие правительством экономических решений без участия бизнеса. Все приоритетные вопросы обсуждаются с предпринимательским сообществом заранее. Мы стараемся выработать такие алгоритмы, которые помогали бы развиваться и бизнесу, и государству. Здесь крайне важно слышать аргументы всех сторон и принимать открытые решения,

— добавил Абызов.

Эксперты отмечают, что реализация практики открытых государственных данных идет с переменным успехом. Как пишет “Коммерсант”, в 2016 году был открыт большой массив данных Росреестра, но затем все, кроме метаданных, было вновь закрыто.

Руководитель проекта IDX (платформа для верификации данных) Светлана Белова считает, что инициатива полезна, но без двух аспектов она не имеет смысла для малого бизнеса и стартапов. Первое — это круглосуточная техподдержка: сейчас сервис может внезапно оказаться неработающим. Кроме того, власти должны гарантировать достоверность данных, а с этим также есть проблемы.

Решение правительства комментирует доктор философских наук, профессор кафедры теории политики и коммуникации Нижегородского государственного университета им. Н.И. Лобачевского Антон Фортунатов:

Меня смущает то, что мотивацией для открытия данных служит не транспарентность важных социальных органов и объектов для всего общества, для граждан (о нем думают опосредованно), а для разработчиков программ, стартаперов и представителей малого и среднего бизнеса. Это значит, что по сути это такая инициатива b2b, в то время как действительная открытость в социальном смысле — это прежде всего доступность. <…> Де-факто прежняя административная закрытость сменится информационной элитарностью, где простая бабушка никогда не сможет скачать на свой “кнопочный телефон” код активации данных, а прежний социальный институт станет еще более закрытым для нее, ссылаясь на то, что теперь “все в открытом доступе”.
На мой взгляд, здесь в основе лежит ущербная логика, построенная по принципу “сам дурак”, в которой отсутствует эмпатия, гражданская солидарность и, наконец, ответственность перед людьми. <…> Я бы начал с другого: с тестирования алгоритмов уже существующих степеней доступности и понятности для граждан существующей информации, а также с экспертизы юридической обеспеченности такого рода открытости.

Советник губернатора Ульяновской области на общественных началах по вопросам развития информационных технологий, заместитель директора НИИ перспективных промышленных технологий Ульяновского государственного технического университета Денис Ефремов положительно отнесся к конкретизации перечня открытых данных:

Развитие концепции открытых данных — очень востребованное и перспективное направление, которое позволяет автоматизировать и упростить доступ к актуальной информации из самых разных отраслей, которую мы, простые пользователи, используем повседневно: <…>
Инициатива правительственной комиссии об утверждении типового перечня информации, размещаемой региональными властями в формате открытых данных, полезна с точки зрения формализации и унификации подходов к открытым данным по всей стране. В свое время был принят федеральный закон №8-ФЗ о доступе к информации об органах власти, благодаря которому все государственные ведомства обзавелись сайтами с информацией о своей деятельности. Это стало важным шагом в развитии информационного общества. Сейчас мы продолжаем идти этой дорогой.

Своим мнением о пользе открытых данных делится региональный директор информационного агентства “Медиакорсеть” в Республике Башкортостан Шамиль Валеев (Уфа):

Информация, которую запрашивает правительство, предполагает создание специальной структуры в регионах, которая будет обновлять эту информацию и выдавать ее в нужном формате. В регионах уже существуют структуры для сбора информации. <…> Я надеюсь, что приложения, которые будут разработаны, станут конкурентоспособными в плане удобного интерфейса и актуальности информации. Открытые данные важны для цифрового равенства. В Башкирии, например, интернет-тема продвинута, а в других регионах для того, чтобы открыть данные в интернете, потребуются усилия и помощь со стороны государства.