Глава ЦИК РФ Элла Памфилова в интервью РБК заявила, что считает необходимым реформировать муниципальный фильтр, смягчив его. О том, насколько это может помочь, рассуждает эксперт Екатерина Курбангалеева:

Муниципальный фильтр, как он есть, себя изжил, это очевидно. По замыслу он должен был выполнять три функции: во-первых, первичной селекции, то есть выбраковки слабых и случайных “охотников за креслом”, во-вторых, мотивации партий идти на “низовой уровень”, уровень депутатов муниципалитетов, в-третьих, выстраивания дополнительных, не вертикальных, а взаимозависимых отношений “регион-муниципалитеты”. Однако на данный момент ни одну из этих функций муниципальный фильтр надлежащим образом не выполняет, порой превращаясь в элемент манипуляций.
Отдельного сожаления заслуживает тот факт, что сейчас, когда фактически завершился уже первый губернаторский цикл по новым правилам и начинается второй (возвращенные губернаторские выборы прошли в 2012 году), на муниципальном уровне ситуация с партийным представительством не изменилась. Я не ошибусь, если скажу, что пропорции прежние: в целом по стране в 70-80 процентах случаев муниципальные депутаты всех уровней представляют “Единую Россию”. А значит, “монополия на муниципальный фильтр” поневоле остается за партией власти — это, что называется, медицинский факт. Исключением разве что является Москва, где в преддверии выборов мэра города в следующем году мы наблюдаем небывалый доселе партийный ажиотаж на текущих муниципальных выборах.
Безусловно, процедура муниципального фильтра должна претерпеть изменения. Здесь Элла Памфилова права. Необходимо ослабление всех “подпруг”, которые заставляют электоральную систему вставать на дыбы, прежде всего: снижение процента подписей, пересмотр “районного подфильтра”, возможно, введение права двух или более последовательных подписей. Кстати, справедливости ради, необходимо отметить, что еще в 2012 году Фонд ИСЭПИ уже предлагал часть указанных изменений. Перспективной мне представляется и идея наделить кандидата правом выбора между сбором подписей избирателей или “муниципальных автографов”. Но в любом случае определенные фильтры, как цензы, должны оставаться, и на мой взгляд, неправы те, кто считает, что надо допустить всех, а избиратели разберутся. Мы же не отрицаем систему отборочных соревнований или квалификационных состязаний в спорте или при поступлении в вузы. В случае поступления в вузы по результатам ЕГЭ есть минимальный квалификационный балл. Мы же не хотели бы, чтобы нас лечили врачи, поступившие без экзаменов, проучившиеся абы как и все равно получивший аттестат и лицензию врача. В политике, как в любом виде деятельности, также требуется профессионализм.
Считаю, что “казус Мархаева” войдет в современную электоральную историю как начало конца муниципального фильтра в его нынешнем виде, именно того показательного прецедента или “неловкого момента”, когда муниципальный фильтр в настоящем виде был окончательно дискредитирован. И замечу, что врио главы Бурятии, еще не став полноценным главой региона, фактически уже заложил под свою легитимность “мину замедленного действия”. Что касается Евгения Ройзмана, то здесь ситуация противоречива и неоднозначна: практически у всех вовлеченных сторон много и лукавства, и ненужных эмоций, а со стороны штаба главы Екатеринбурга — и просто организационного головотяпства. Здесь надо детально разбираться.