Советник президента РФ по развитию интернета Герман Клименко допустил, что Telegram-каналы, у которых больше 1000 подписчиков, могут приравнять к СМИ. Идею оценил эксперт Антон Фортунатов.

— Сегодняшнее пристальное внимание к мессенджерам и их возможностям – это, скорее, игра на опережение и попытка предвосхищения будущего развития событий, чем реальная озабоченность масштабами проблемы. События могут и не случиться, но готовиться к ним надо – именно так я расшифровываю идею, рассмотреть возможность приравнивания трансляций в Telegram-каналах к работе СМИ. Практика показывает, что в студенческой, молодежной среде мессенджеры, хоть и набирают популярность, но еще не стали абсолютными хитами. Здесь возникает совершенно иная проблема, связанная со всей системой правового регулирования масс-медиа.

Они, медиа, настолько разнообразны, настолько многолики и, говоря научным языком, настолько диверсифицированы, что применение к ним общего лекала: «усы, лапы, хвост» и прочие атрибуты известного персонажа — немного гротескно и даже беспомощно. Это, несмотря на вполне оправданную обеспокоенность будущим, — обращенность во вчерашний день. Видимо, нужно вырабатывать новые индикаторы оценки эффективности и массовости воздействия (а собственно, именно о них идет речь), чтобы по-настоящему предвосхищать, а не констатировать, пусть и суперсовременные, но все же состоявшиеся события.

Например, запретим мы Telegram. А как быть с блогером, у которого 2999 подписчиков и который выложил вирусное видео в другом сетевом ресурсе, которое соберет миллион просмотров? Как предусмотреть его поведение? А если его видео – всего-навсего вызывающий хохот до коликов, обыкновенный и невинный смешной сюжет, который вызвал интерес лишь своей запредельной веселостью. Нельзя же всерьез считать средством массовой информации несчастную девицу, которая сделала неуклюжий хэштег «сказочное Бали» в одно слово! Таких сценариев – миллионы.

При этом не стоит забывать, что такие мессенджеры – это очень эффективный мобилизационно-манипулятивный ресурс. И соблазн использовать их не для консолидации, а наоборот, для взрывов изнутри общественных настроений, очень даже велик. Мне думается, что здесь должны действовать не жестко-безапелляционные формы, вызывающие заведомое раздражение у «продвинутых» пользователей, а мягкие, консенсусные формы контроля и регламентаций. Вопрос в том, как их найти.