Эксперт Илья Докучаев детально проанализировал историю церковных конфликтов:

Со времен эпохи Возрождения мир переживает постоянно углубляющийся и охватывающий все новые и новые регионы процесс рационализации культуры и “расколдовывания” мировоззрения (термин немецкого социолога Макса Вебера).

Не думаю, что в этом контексте какой-либо религиозный, межконфессиональный или – тем более – внутриконфессиональный конфликт будет иметь серьезные последствия. Роль религии в жизни человека падает и будет падать дальше.

Исключение составляют фундаменталистские претензии различных религий, которых у христианства почти уже нет сегодня. Поэтому политическое значение любого религиозного конфликта стремится к нулю, и обсуждаемый конфликт между поместными церквями более чем отражает эту тенденцию. Культурного же значения у него нет вообще.

Угрозой для мирового православия такой конфликт, конечно, является. Я полагаю, что любой православный христианин, который, например, привык считать святую гору Афон – важнейшим центром православия, будет испытывать страдание и молиться о том, чтобы новый раскол был преодолен. Ведь это не просто раскол, а ссора между единоверцами, которые всегда находились в теснейшем духовном общении.

Позиция Президента России, который поддержал сторону РПЦ в конфликте с Константинопольской патриархией, понятна, и по-человечески, поскольку В. В. Путин считает себя православным христианином, и с точки зрения государственной, поскольку сокращение влияния РПЦ в мире вообще, и на Украине в частности – удар по национальным интересам России.

Именно такой позиции от него ждали в России, но, боюсь, что в преодолении наметившегося раскола эта позиция существенной роли не сыграет. Потому что во многом сам раскол связан с отторжением России и ее международной политики западно-европейским и северо-американским сообществами.