Госдума приняла в первом чтении законопроект о повышении пенсионного возраста. Пока что для российских властей эта непопулярная мера обернулась минимальными репутационными потерями.

Напомним, за принятие законопроекта проголосовали 328 депутатов, представляющих фракцию “Единая Россия”. Единственным представителем партии, выступившим против, стала экс-прокурор Республики Крым Наталья Поклонская. Кроме того, еще восемь депутатов от партии власти на голосование по разным причинам не пришли.

Вся думская оппозиция выступила против повышения пенсионного возраста. Так, лидер коммунистов Геннадий Зюганов напомнил правительству про “февраль 1917 года”, подчеркнув, что еще в январе того года “ни одна газета не писала, что будет революция”, сообщает “Коммерсантъ”. Он также заявил коллегам из “Единой России”, что таким решением они нанесли “удар под дых” стабильности и “разрушили путинское большинство”. Впрочем, такие призывы, чтобы образумить единороссов, КПРФ делает уже четвертый созыв, однако должного эффекта это не приносит.

Кроме заявлений, в день голосования прошло некое подобие публичных протестов. Утром у Госдумы против реформы митинговали несколько десятков человек, в том числе бывший лидер московского “Яблока” Сергей Митрохин и координатор “Левого фронта” Сергей Удальцов, добавляют “Ведомости”. Кроме того, в начале пленарного заседания сорвать рассмотрение законопроекта безуспешно пытались депутаты от КПРФ и “Справедливой России”, предложившие исключить из повестки этот вопрос как антиконституционный, однако инициатива была отклонена. “Надо любой вопрос рассматривать, голову в песок не засовывать”, — заявил спикер Госдумы Вячеслав Володин.

Как бы то ни было, возражений оппозиционных партий не хватило для того, чтобы переломить решение в свою пользу: конституционное большинство “Единой России” позволяет ей принимать решения, не учитывая голоса других партий.

Впрочем, год назад, когда принимался закон о реновации, также получивший широкий общественный резонанс, единороссы были более сговорчивыми. Тогда Вячеслав Володин в ответ на радикальные возмущения думской оппозиции предложил от имени партии власти создать рабочую группу “из депутатов и представителей гражданского общества”, чтобы готовить поправки ко второму чтению. Тогда между первым и вторым чтениями в Госдуме прошли парламентские слушания. В итоге ко второму чтению закон о реновации был переписан настолько, что уже не вызывал резкого неприятия оппозиции.

Однако стоит заметить, что депутаты сейчас действовали примерно так же, как и правительство. Например, Белый дом внес в Госдуму законопроект без предварительного размещения на специальном правительственном портале, где уже не первый год публикуются все проекты для их общественного обсуждения.

Эксперты говорят, что у такого подхода могут оказаться свои негативные последствия. В частности, для многих россиян сыграл своего рода эффект неожиданности, так как дискуссия о повышении пенсионного возраста шла в узких кругах экспертов, на поверхность не всплывала и у людей сложилось впечатление, что никаких особых проблем тут нет. Поэтому сначала рейтинги власти понизились на 10-12%, но потом стабилизировались. В то же время рейтинг Владимира Путина оказался стабильно высоким, поэтому аналитики говорят, что и депутаты, и правительство могут пока спокойно работать дальше.

О серьезных протестах говорить пока тоже не приходится, так как тема с повышением пенсионного возраста в первую очередь коснулась той категории граждан, которые не ходят на митинги. Кроме того, по-прежнему остается низкой популярность оппозиционных движений и партий. Тем не менее, несмотря на относительно спокойную реакцию общественности на первое чтение, доверие к власти все-таки пошатнулось, что может привести к некоторым сюрпризам на предстоящих региональных выборах, заключают эксперты.

Своим видением дальнейшего развития событий делится доктор политических наук, профессор, доцент кафедры философии, культурологии и социальных коммуникаций Костромского государственного университета Александр Зайцев:

Несмотря на различные точки зрения, в обществе существует консенсус по поводу необходимости пенсионной реформы. Другой вопрос, в каком варианте она должна проводиться. Можно выбрать болезненный, ускоренный вариант, при котором пострадает значительное количество россиян. А можно предпочесть и иной путь, более плавный и щадящий, смягчающий реформу. Пока прошло только первое чтение. Приняты только общие рамки, детали не обсуждали, а дьявол все-таки кроется в деталях. <…> Естественно, что оппозиционные силы — как левые, так и правые — постараются заработать себе очки на этой теме. “Единая Россия” в настоящее время теряет свой рейтинг, партия власти становится непопулярной. В этой связи следует ожидать, что осенью начнется пик политической активности, последуют протестные акции. Совершенно не исключаю, что мы сможем увидеть неожиданные альянсы и союзы, когда на почве неприятия пенсионной реформы будут координировать свои действия различные политические силы, преследующие совершенно разные политические цели. <…> Анализируя контент, появляющийся в соцсетях, можно увидеть, что нет большой разницы между левой радикальной оппозицией и правой. Они одинаково не принимают реформу и будут использовать эту тему для расширения своей электоральной базы. Я считаю, что осень будет горячей, причем не только в местах проведения выборов, но и в других регионах. Соперники партии власти будут делать все для укрепления своих позиций у избирателей.

О репутационных рисках для власти, которые несет пенсионная реформа, рассуждает кандидат философских наук, доцент кафедры философии, истории и политологии Брянского государственного университета Владимир Горбачев:

Проект пенсионной реформы в том виде, в котором он был преподнесен, уже изначально создавал репутационные издержки для правительства и президента. Я думаю, что эти издержки будут нарастать по мере того, как будут проводиться второе и третье чтение этого законопроекта. <…> Что касается избирательных кампаний, то они, безусловно, могут повлиять на формирование общественного мнения. Дело в том, что пенсионная реформа не воспринимается большинством жителей страны, это ни для кого не секрет. Это видно, а репутационные издержки, мне кажется, легко будут компенсированы административным ресурсом, который применяется во время избирательных кампаний.

Своим мнением о пенсионной реформе и ее последствиях делится политтехнолог Вячеслав Кузьменко (Волгоград):

У власти и большинства политических институтов в стране и так рейтинги ниже плинтуса, единственный, на ком все держится — Владимир Путин. <…> В марте, когда люди подавляющим большинством голосовали за Владимира Владимировича, страна по сути в очередной раз дала ему карт-бланш практически на любые действия. Люди, осознавая или не всегда осознавая это, ожидали, что, если мы все дружно в очередной раз поддержим президента, жизнь вскоре реально изменится в лучшую сторону. Как итог получилось обратное, ожидания резких перемен не оправдались. А тут еще и уничтожение последнего достижения советского периода — практически самого низкого пенсионного возраста в Европе. <…>
Я уверен, что повышение пенсионного возраста — шаг абсолютно глупый и ничем не обоснованный. Изначально стоит обеспечить людей работой — не в Москве, а в регионах, на селе, в моногородах, в бывших промышленных центрах, где стоят полуразрушенные остатки советских заводов. Только потом можно говорить о пенсионной реформе.
Я не знаю, насколько будет сильна протестная активность. Вполне вероятно, что она и не будет такой массовой: в стране нет легальных политических структур, способных ее эффективно возглавить. Но когда народ перестает ходить на митинги — это не есть хорошо. Когда люди уходят в себя, полностью абстрагируются от политической системы и перестают верить даже в протестные инструменты, в какой-то момент становится достаточно спички.