Эксперт Владимир Горбачёв рассуждает о протесте населения в регионах против строительства храмов:

Реакция медийное среды на известные события в Екатеринбурге и аналогичные события в 28 городах страны совершенно небезосновательна. Она не носит искусственного и спекулятивного характера. По большому счёту, это реакция на качество политического режима в нашей стране, который сложился в последние 10-15 лет.

Его можно назвать по- разному. В рамках этого режима сложился в какой-то степени симбиоз государства и РПЦ в определённой ее части. Значительная часть общества воспринимает этот симбиоз как состояние политического режима.

Медийная реакция усиливается импульсами, заданными в прошлом году пенсионной реформой. Я не хочу высказывать резкий негатив, потому что это очень деликатная тема, которая затрагивает и чувства той части общества, доя контрой церковь авторитетна. Тем не менее реакция есть.

Плюс ко всему, протестная реакция усиливается импульсами, заданными мусорной реформой, которая проходит крайне неудачно и также поражает недовольство граждан, прежде всего, в городской среде.

Хочу заметить, что в Брянске два года назад была попытка построить храм в Пролетарском сквере. Была очень активная реакция местной общественности, были стычки с правоохранительными органами и события в Екатеринбурге оживили в нашем городе интерес к данной теме.

Я не исключаю, что интерес к подобной проблематике оживился и в других городах России. Перечень из 28 городов вполне можно будет расширить.

Надо иметь ввиду, что Екатеринбург – город, в котором всегда были сильны настроения, связанные с чувством собственного достоинства. Власть должна учитывать эти обстоятельства. Так как события в Екатеринбурге могут дать импульс, который может породить цепную реакцию. Тут дело не только в строительстве храма. Общество, я думаю, не должно возражать против этого. Вопрос упирается в то, каковы взаимоотношения между обществом и властью и наоборот.

Протесты, связанные с храмами, мусорная и пенсионная реформы- три импульса, которые дополняют друг друга и создают эффект, способный стать очень опасным для взаимоотношений между властью и обществом.