Депутаты заксобрания Санкт-Петербурга приняли поправку, ужесточающую процедуру организации городских референдумов.

Поправку, увеличивающую необходимое число членов инициативной группы по проведению референдума с 20 до 300 человек, приняли в третьем чтении почти абсолютным числом голосов — 43 “за”, 1 “против” и 1 “воздержался”.

Автор поправки, председатель комитета Законодательного собрания Санкт-Петербурга по законодательству Денис Четырбок, аргументировал необходимость её принятия тем, что референдум превратился в “один из инструментов манипуляции”. По его словам, создаваемые по разным поводам инициативные группы на самом деле преследуют сугубо личные и политические цели, вместо того, чтобы на самом деле стремиться провести референдум, они “запускают предусмотренную законом процедуру вхолостую, тем самым обесценивая вековые завоевания демократии”.

Помимо “референдумной” поправки также рассмотрели в очередной раз вопрос о референдуме по передаче Исаакиевского собора РПЦ, признав его не соответствующим законодательству. Четырбок отметил:

Мы просто не имеем права выносить на голосование такие политически не выверенные, сырые вопросы.

Напомним, ранее заксобрание трижды переносило рассмотрение вопроса о “соборном” референдуме, заявка на который была подана ещё в конце февраля. Это случилось 17 и 24 мая и 7 июня. В марте горизбирком по формальным причинам отказал в одобрении заявки, однако инициативная группа, в которую вошли в том числе и несколько депутатов заксобрания, подала её повторно.

После отказа заксобрания рассмотреть заявку о референдуме депутаты, вошедшие в инициативную группу, подали в суд иск о признании бездействия заксобрания. Однако 26 мая Октябрьский суд Санкт-Петербурга в удовлетворении иска отказал. В ответ на это старший помощник прокурора Адмиралтейского района северной столицы вынес апелляционное представление, указав на нарушение ряда норм материального и процессуального права, и потребовал пересмотра дела. Представление оставлено без движения, т.к., по мнению суда, в нём не указаны конкретные основания, по которым решение суда от 26 мая можно признать незаконным и необоснованным.

На днях против референдума о судьбе соборов выступил новый директор музея Исаакиевского собора Юрий Мудров, заявивший, что референдум “не отразит общественное мнение в полном объёме”:

Улица и митинги не решат этот вопрос, потому что, если по любому поводу будет собираться референдум, я считаю, что это непродуктивный путь развития.

По словам Мудрова, к нему не поступало никаких документов по поводу переезда музея или передачи собора в ведение РПЦ.

Принятые в Санкт-Петербурге поправки комментирует политолог, кандидат политических наук Глеб Яровой (Петрозаводск):

Референдумы и общественные публичные слушания фактически на сегодняшний день остаются двумя инструментами прямой демократии, прямого участия граждан в делах государства, муниципальных властей, решении региональных вопросов. <…> Если говорить о том, что референдум — элемент манипуляции со стороны кого-либо, то надо вспомнить, когда в последний раз они проводились в том же Санкт- Петербурге. На самом деле там они не проводились уже давно. <…> Если в Петербурге число инициаторов проведения референдумов подняли до 300 человек, то для такого большого города это немного. Основная проблема не в количестве, а в том, что если инициатива невыгодна власти, то она заранее обречена на провал.
Вопрос по Исаакиевскому собору очень острый. Именно такие вопросы и нужно решать большинством голосов, в том числе и на референдуме. Не вижу никаких аргументов против этого. А вот то, что решение по Исаакиевскому собору уже где-то принято и его нужно просто легитимизировать, то понятно, что путём референдума это сделать будет сложно.

Как считает экс-депутат Законодательного собрания Санкт-Петербурга, журналист и писатель Сергей Гуляев, принятая поправка не окажет на ситуацию с референдумами существенного влияния:

Я полагаю, что 20, что 300 человек — это незначительная поправка. Там гораздо всё сложнее по сбору инициативной группой подписей для проведения референдума. <…> Фактически в нашей стране референдумы не проводятся. В Санкт-Петербурге последние мероприятие такого рода было в 1991 году, когда переименовывали город. К сожалению, институт референдума в нашей стране умирает. Какие бы поправки в Заксобрании не были приняты, они не способны поменять картину. <…> Наша городская власть как огня боится мнения граждан. <…> Боюсь, что вскоре референдумы могут быть вообще исключены из политической жизни нашего города. Жаль, что люди, находящиеся в Заксобрании, принимают нелегитимные законы и пытаются препятствовать прямому волеизъявлению граждан.