Администрация США готовится к введению новых антироссийских санкций, в т.ч. против оборонно-промышленного комплекса. О политическом и экономическом влиянии санкций рассуждает эксперт Рустем Вахитов:

Думаю, трудно не согласиться с тем, что американские санкции в области “оборонки” выгодны американскому военно-промышленному комплексу. Американское руководство пытается таким образом “убить двух зайцев”: попытаться добиться изменения политики России в выгодном для себя ключе и обеспечить преференции своему ВПК на мировом рынке оружия.
Вряд ли американцы рассчитывают, что введение санкций может так сразу повлиять на ситуацию с выборами в России. Тем более они должны понимать, что в России так велик градус антиамериканизма, что введение новых санкций лишь повысит рейтинг президента среди его россиян, большинство из которых видят в нем национального лидера, противостоящего безосновательным нападкам Америки. Что же касается экономического эффекта от санкций, то бюджет, конечно, потеряет доходы от продажи вооружений, но это произойдет еще не скоро, а выборы состоятся через полтора месяца. В политическом смысле санкции имеют смысл лишь как жест поддержки прозападной либеральной оппозиции, которая снова может сослаться на то, что “цивилизованный мир с нею”.
Будут ли усиливаться санкции, зависит от того, как сложится конъюнктура внешней политики в обозримом будущем. Если российскому руководству удастся найти точку совпадения интересов, которая покажется Западу достаточно важной, может последовать некоторое ослабление санкций, если нет — некоторое усиление. В любом случае западные санкции, полагаю, никогда не приобретут такого тотального характера, как в случае с Ираном или Ираком, ведь в нашем случае Запад желает вовсе не уничтожения режима, а корректировки его политики и устранения от власти определенных лиц, не более. Сам экономический и в значительной мере политический режим, выстроенный в годы правления президента Ельцина, Запад вполне устраивал, во всяком случае, до 2014 года, ведь в России наличествует капитализм, пусть гиперпрезидентская, но демократическая республика, что вполне соответствует стандартам Запада.