Бывший депутат Госдумы Дмитрий Гудков стал председателем “Партии перемен”, сформированной на базе партии “Гражданская инициатива”. Ксения Собчак не стала формализовать свое участие в ней.

Съезд состоялся 23 июня. За Гудкова проголосовали 93 делегата съезда, против — 5. Открывая съезд партии, основатель “Гражданской инициативы” Андрей Нечаев заявил, что слагает с себя полномочия председателя и просит делегатов поддержать его в этом решении, сообщает РБК.

“Партия хорошо развивается, но нужен импульс, связанный с новыми лицами. Я рад, что в партию влились новые политики. Мне кажется, было бы правильно передать им руководство”, — сказал Нечаев, добавив, что войдет в политсовет и может возглавить его.

Как сообщал “Давыдов.Индекс”, создание “Партии перемен” анонсировали за несколько дней до выборов президента России. Ее планировалось развивать на основе “Гражданской инициативы”, так как у нее есть лицензия, что облегчит процесс работы. Тогда же было объявлено, что основатель “Гражданской инициативы” Андрей Нечаев останется почетным председателем, а возглавят “Партию перемен” Гудков и Собчак.

22 июня стало известно, что Ксения Собчак в обновленной партии занимать руководящую должность не будет. Об этом сообщали сразу несколько источников, однако сама телеведущая эту информацию опровергала, заявляя, что все будет решаться именно на съезде.

Многие делегаты оказались недовольны таким решение: они готовились голосовать за двух сопредседателей, а проект нового устава увидели уже на мероприятии. Как пишет “Коммерсант”, Ксении Собчак пришлось объяснять, что ее “главная ценность” для партии заключается в возможности “быть медийным рупором”. Она подчеркнула, что ей важно оставаться журналистом, продолжать деятельность на телеканале “Дождь”, а к осени она собирается заняться публикацией расследований в интернете. Поэтому совмещать это с руководством партией Собчак считает неэтичным. Тем не менее, как пишет РБК, Собчак заявила, что это чисто техническое решение: они с Гудковым будут руководить партией вместе, у нее будет “активная, лидирующая роль” в политсовете.

Возглавил политсовет Андрей Нечаев. В него вошли 15 человек, в том числе участвовавшие в кампании Ксении Собчак Тимур Валеев, Марина Литвинович и Елена Лукьянова, а также Антон Немцов. Во время съезда участники также проголосовали за усиление роли политсовета партии: значительные полномочия переходят к нему, например, принятие решений по приему членов партии или отстранению от работы руководителей региональных отделений.

Прения вызвали символика и смена названия партии, за них голосовали несколько раз. Сначала три раза голосовали, поднимая карточки делегатов. При устном подсчете каждый раз был разный результат, но необходимое число голосов не набиралось. В итоге процедуру голосования изменили: все, кто были за переименование, положили свои мандаты на стол. Их пересчитали, и нужный результат набрался.

Кроме того, делегаты отказывались поддерживать вынесение на голосование этого пункта повестки, поскольку не все понимали, какое назначение у нового названия. Руководство выбрало Партии перемен логотип в виде сердца, образующего сине-красную галочку. Партийный синий цвет сменится голубым. В итоге, некоторые члены съезда задались вопросом, не будет ли название и партийная символика перекликаться с “Партией прогресса” и “Народным альянсом”, которые ранее пытался зарегистрировать Алексей Навальный.

Дмитрий Гудков пытался убедить, что никаких двойных смыслов за этим не кроется. “Если бы бренд имел узнаваемость хотя бы 20%, имело бы смысл его развивать. Но все фокус-группы показали, что узнаваемость в пределах погрешности, 1%. Я прошу вас довериться мне”, — заявил Гудков.
Добавим, что Ксения Собчак съезд партии к этому моменту покинула.

Старт новой партии оценивает политолог Илья Гращенков:

Я полагаю, что вся эта активизация связана с новым трендом, который в некоторых телеграм-каналах называют трансфертом власти. То есть смена политической парадигмы. В ближайшие несколько лет немного ослабнут позиции “Единой России” в связи с тем, что она вынуждена принимать непопулярные решения, принимаемые правительством, такие как повышение пенсионного возраста, рост НДС и другие законопроекты, связанные с тем, что люди становятся основным ресурсом государства для компенсации выпадающих доходов. <…> Правые пока слишком разрознены. Это и “Партия роста”, и “Гражданская сила”… Но давно бытует миф, что может возникнуть новая партия, их консолидирующая, наподобие партии “Правая сила”, которая возникла в конце 90-х. Мне кажется, что “Партия перемен” — это как раз такой проект будущего и то, что сегодня Собчак передала это Гудкову, связано с тем, что у Ксении достаточно высокий антирейтинг. И во главе партии она была бы отягчающим элементом. <…> Сегодня партии нужен администратор, менеджер, который бы занимался ее развитием, партийным строительством в регионах, набором сторонников. Поэтому, на мой взгляд, деятельность партии ориентирована скорее на будущее, нежели на предстоящие выборы.

Историк, журналист, издатель, политтехнолог Андрей Виноградов считает, что появление новой политической силы вряд ли будет замечено:

Сейчас ситуация настолько поменялась, что появление подобных партий вообще не интересно для населения. Надо вводить новых игроков, новых людей с новыми подходами. А Собчак, Гудков, “инициативы” и “перемены” имеют больше минусов, чем плюсов. <…> Пока есть народное единство вокруг партии власти, президента — политические перспективы таких проектов туманны. Привязки к партийной истории в России особо нет. Нельзя сказать, что люди вспоминают какие-то партии. <…> Смотрят не на партию, а на людей, которые ее представляют. Что они говорят, что делают. Поэтому вопрос передачи партии можно в данной ситуации рассматривать как продажу удачного товара.

Своей версией причин, по которым Собчак не стала сопредседателем “Партии перемен”, делится политтехнолог Владимир Кудашов:

Я думаю, что Ксения Анатольевна, будучи достаточно серьезным системным менеджером, бизнесменом, просчитала все возможности, которые связаны с этой партией, и прикинула для себя, что это венчурный проект, который требует серьезных денежных расходов, инфраструктурной работы. Поскольку целью ставится обретение подписной льготы на выборах в Государственную Думу, то бишь преодоление проходного барьера, то я думаю, что этот проект показался излишне рискованным. Ксения Анатольевна решила сохранить таким образом лицо. Если у новой партии получится наработать электоральную квоту в этот избирательный сезон, то она, я думаю, может вернуться.