В “Левада-центре” заявляют о заметном снижении уровня ксенофобских настроений в российском обществе. Выводы социологов комментирует эксперт Дмитрий Лисицин:

Социология — это во многом наука о том, как люди отвечают на вопросы. Причем она фиксирует изменения не на уровне индивида, а на уровне коллективной идентичности. Нерационально верить в то, что человек был ксенофобом, а потом вдруг резко передумал. Что происходит? Люди начали по-другому отвечать на вопросы о своем отношении к другим народам и к мигрантам. Причем фон, связанный с непосредственно действующим фактором (то есть поведением самих мигрантов), ощутимо не улучшился. За последнее время произошло множество событий, которые могли бы быть детонаторами взрыва антимигрантских настроений, причем часть этих событий связана с новой тенденцией — ростом террористической активности в среде мигрантов из Средней Азии. Почему же уровень декларируемой ксенофобии снижается?
Представляется, потому, что государство прилагает целенаправленные усилия по табуированию темы. Поводов хватает, но они не детонируют ни в медиа, ни на улице. СМИ подают события с участием мигрантов в нейтральном ключе, разгромлены националистические группы, которые поднимали волнения в резонансных случаях. Другая сторона этого явления — оказывается, что объект ксенофобии, т.е. образ “другого”, подвижен, меняет грани и ключевые характеристики в зависимости от взгляда смотрящего. Сегодня это мигрант из Средней Азии, завтра — “бандеровец” из Украины, послезавтра — ультралиберал из США. Уже несколько лет российское общество живет в ситуации так называемой “перманентной мобилизации” — люди ждут каких-то масштабных изменений или событий, в которых они должны будут участвовать, но эти изменения и события все не происходят. Тематика мигрантов на этом фоне просто потерялась, а к самим мигрантам привыкли. Оказалось, что если не обострять, на них можно смотреть просто как на обычных людей, соседей, а не источник угрозы.