“Левада-центр” выяснил, как россияне относятся к женщинам в политике и хотят ли они, чтобы страной руководили не мужчины.

Согласно результатам опроса, почти две трети граждан страны (71%) в целом поддерживают участие женщин в политике. Правда, доля тех, кто говорит об этом с максимальной уверенностью снижается с 2006 г. — с 40% до 23%. Авторы исследования при этом обращают внимание, что выросло число тех, кто на этот вопрос отвечает “скорее да”, но появившийся тренд говорит об ослаблении определенности и готовности видеть женщин в качестве самостоятельных политических акторов — это обстоятельство важно для понимания текущих политических процессов, отмечают они.

Схожая динамика прослеживается и в вопросах о занятии женщинами высоких государственных постов. Сокращается доля людей, определенно желающих видеть женщин на высших государственных постах с 35% в 2006 г. до 16% в 2017-м, особенно после 2013 г.

Число сторонников “женщины-президента” падает с 21% в 2006 г. до 11% в 2017. Чуть больше половины респондентов после 2016 года (53%) “определенно” не хотят видеть президентом женщину. 44% респондентов полагают, что появление среди кандидатов в президенты России женщин “вполне вероятно”, 43% считают, что это “маловероятно” или “невозможно”, 13% затруднились ответить. Так же, как и в других вопросах, снизилось число респондентов, считающих возможным в настоящее время участия женщины в выборах в президенты России (11% в 2017 г. против 21% в 2006). Более оптимистичны в этом вопросе женщины — 50% против 38% мужчин, в то время как 49% мужчин считают, что такой кандидатки не появится.

На вопрос, кто из современных российских женщин-политиков, государственных и общественных деятелей мог бы стать президентом России, 6,1% респондентов назвали спикера Совета Федерации Валентину Матвиенко. После нее с довольно большим отрывом идут: политик и бизнес-тренер Ирина Хакамада — 1,4%, официальный представитель МИД России Мария Захарова — 1%, политик Оксана Дмитриева — 0,6%. Первая женщина-космонавт Валентина Терешкова и вице-спикер Госдумы Ирина Яровая набрали голоса 0,5% респондентов. За то, чтобы российским лидером стала Ксения Собчак, высказались 0,4% россиян. Депутату Госдумы Наталье Поклонской симпатизируют 0,4%.

При этом аналитики отметили, что в списке практически нет никого из женщин — общественных деятельниц, что кажется им странным, так как женщины довольно серьезно представлены в российском секторе общественных организаций и движений. В качестве примера “Левада-центр” приводит одного из учредителей фонда “Подари жизнь” Чулпан Хаматову.

Авторы исследования приходят к выводу, что активное участие женщин в общественной деятельности в стране не находит отклика и серьезной общественной поддержки в общественном мнении. В целом же, пишет “Левада-центр”, можно сказать, что в российском обществе нет запроса на настоящее равноправие.

В августе 2017 г. в СМИ появились сообщения о том, что кандидатом в президенты России может стать женщина — ради повышения явки избирателей. Владимир Путин тогда отметил, что российское законодательство позволяет женщинам претендовать на президентское кресло. Почти сразу появилась фамилия возможного кандидата — Ксения Собчак. Изначально она опровергла эту информацию, однако несколько дней назад заявила, что не станет этого исключать.

Политолог, кандидат философских наук, доцент Брянского государственного университета имени академика И.Г.Петровского Владимир Горбачёв считает результаты опроса неким проявлением “запроса на перемены”:

За цифрами, представленными в социологическом исследовании, демонстрирующими, что большая часть россиян (71%) выступает за участие женщин в политике и только 24% — против, могут скрываться проявления протестных настроений общественности. Дело, конечно же, не в гендерной проблематике, а в более глубоких проблемах. <…>
В целом я полагаю, что результаты исследования — это своего рода сигнал о том, что общество живет в ожидании перемен в политических элитах, которыми общество оказалось разочаровано. В 90-е годы подобные настроения тоже имели место. По моим наблюдениям, общество с большим интересом следило за деятельностью известных женщин в политике, в частности за Ириной Хакамадой, но тогда не было тех протестных настроений, которые сегодня существуют в латентной форме. Отсюда надежда на приход в правящую политическую элиту других лиц, не обременённых негативом, скандалами. В этой связи и надежды, что, может быть, в нашей стране президентом станет женщина. <…> Политика по-прежнему остаётся мужским занятием, что, на мой взгляд, не совсем справедливо. В этой связи приход женщин в большую политику помог бы оздоровлению политической элиты.

Кандидат философских наук, директор Института проблем социального управления Максим Лубяной (Нижний Новгород) отмечает, что несмотря на озвученные цифры вряд можно говорить о больших шансах женщин в большой политике:

Во-первых, на вопрос “Одобряете ли вы участие женщин в политике?” ответ “определённо да” дали 23% опрошенных. Неплохой показатель, но здесь важна динамика. В 2006 году на этот же вопрос “определённо да” ответило 40%! А наименьший показатель — 17% — был в феврале 2014 года. <…> Нынешние 23% — это тоже ответ на внешние вызовы для нашей страны.
Во-вторых, определённый интерес вызывают ответы на вопрос “Хотели бы вы, чтобы в ближайшие 10-15 лет президентом России стала женщина?”. Если процент ответивших “определённо да” стабильно снижается с 2006 года (с 21% до 11%), то ответ “скорее да” — очень стабилен (22-24%), за исключением февраля 2012 года (31%), когда проходили выборы президента на фоне известных событий конца 2011 года. <…> Патриархальность российского общества, похоже, встроена на генетическом уровне.
В-третьих, список “современных российских женщин-политиков, государственных и общественных деятелей”, которые могли бы претендовать на пост президента, представленный “Левада-центром”, был составлен из, по всей видимости, открытых вопросов, где респонденту было предложено самостоятельно назвать имя женщины-политика. <…> В списке есть Яровая, Поклонская, Собчак, то есть те, кто в последние несколько месяцев были “на слуху”. Говорить о какой-то серьёзной поддержке нынешних женщин-политиков не приходится.