Фонд “Общественное мнение” узнал, как россияне относятся к ЕГЭ. Итоги опроса оценивает эксперт Ольга Заславская:

История ЕГЭ уже довольно длинная, несколько поколений выпускников прошли через “горнило” этого экзамена, но он все еще остается предметом самых горячих споров и дискуссий. Причем дискутанты, как правило, спорят в основном не о качестве экзаменационных материалов или, например, о процедуре самого мероприятия, а о том, нужен ли ЕГЭ в принципе или в принципе не нужен. Представленный опрос ФОМа показывает, что эта форма отчетности школьников перед государством сохраняет стабильное количество сторонников и имеет незначительно возрастающее с годами число противников.
ЕГЭ стал предметом широкой общественной дискуссии, на наш взгляд, потому, что ему искусственно было придано слишком большое социально-профессиональное значение, т.е. фактически он стал универсальным эквивалентом результата деятельности всей школы, который можно обменять затем на место образовательного учреждения в рейтинге, добавку к зарплате руководителя, на количество новых учащихся и пришедшее за ними подушевое финансирование и прочее, и прочее. Учителя и в целом школы опечалились первыми: ЕГЭ, сказали они, не в силах учесть весь тот труд, который мы вкладываем в ученика, в его развитие и воспитание, весь объем нашей человеческой и профессиональной заботы, направленной на то, чтобы 12 ошибок в диктанте Коли Д. превратились в 6 ошибок, а сам Коля Д. перестал представлять общественную опасность. Как измерить этот результат? Чем доказать, что не ЕГЭ единым жив человек?
Вслед за возмущением и тревогой пришло смирение и принятие правил игры. Учителя предприняли адекватные этим правилам профессиональные и не очень профессиональные действия: репетиторство со своими учениками, “натаскивание” на тесты вместо настоящего обучения, дрессировку вместо развития мотивации и интереса у учению, вовлечение родителей в решение сугубо производственных школьных вопросов и т.д., и т.п. Как говорится, вы к нам с формальными требованиями — мы к вам с формальным образованием.
Строго говоря, ЕГЭ — это письменный экзамен, с помощью которого можно оперативно оценить предметный компонент результата освоения школьниками образовательных программ. ФГОСы второго поколения в том виде, в котором они реализуются сегодня, определяют, что результат этот должен быть представлен тремя компонентами — предметным, метапредметным и личностным. Так вот ЕГЭ — совсем не плохой измеритель одного из этих компонентов, внятный, простой и ровно в той степени формальный, в какой необходимо оценивать этот самый компонент.
Все остальное в образовательных достижениях ученика оценить с помощью ЕГЭ невозможно: ни уровень и направленность его мировоззрения, ни культуру его личности, ни накопленный им реальный жизненный опыт, ни готовность его к успешной и продуктивной социальной жизни.
Чтобы голосовать за или против ЕГЭ, надо договориться о главном: школа — это время подготовки человека к поступлению в вуз? Или школа — это время и место в жизни человека, наиболее пригодное для формирования устойчивости его личности перед грядущими испытаниями (трудом, успехом, неудачей, любовью, выбором пути к личному счастью)? Школа — это 11 лет “без права переписки” или все-таки путь к себе через науку и образование?
Как ответят участники бесконечной дискуссии на эти вопросы, так и завершится история с ЕГЭ — и этот вывод и последующее за ним решение будет единственно правильным. Положительный ответ на первый вопрос будет означать, что ЕГЭ по праву продолжит триумфальное шествие по просторам образования, поддержка второго — что отечественная школа вместе со всем прогрессивным педагогическим человечеством продолжит поиски адекватных измерителей результата своего труда и достигнутых благодаря ему образовательных достижений ребенка-учащегося.