Продолжаем знакомство с российскими территориями опережающего развития. Сегодня изучаем, как развивалась история с созданием ТОР в Калининградской области и что в итоге получилось.

В декабре 2014 года Владимир Путин принял решение о создании правительственной комиссии по вопросам социально-экономического развития Калининградской области, одной из задач которой стала разработка механизма создания ТОР в регионе.

Вариант с присвоением области статуса территории опережающего развития был позитивно воспринят и руководством региона, и бизнес-сообществом: многие увидели в нем решение так называемой “проблемы 2016”. Дело в том, что 1 апреля 2016 года должно было прекратиться действие статуса особой экономической зоны, который Калининградская область получила еще в 1991 году, соответственно бизнес потерял бы все льготы и преференции. По оценкам разных экспертов, это привело бы к существенным потерям: закрытию около 500 предприятий, массовым сокращениям работников (от 50 до более чем 150 тысяч чел.) и кризису экономического развития области, 22% ВРП которой создавали именно предприятия-льготники.

Официально предложение о присвоении Калининградской области статуса ТОР прозвучало в марте 2015-го на заседании правительственной комиссии. С ним выступил губернатор региона Николай Цуканов. Инициатива получила поддержку Дмитрия Медведева, который поручил Минэкономразвития разработать соответствующий законопроект и необходимые поправки в другие нормативные акты, в т.ч. поправки в закон о ТОР: изначально в нем было указано, что в первые 3 года (закон приняли в декабре 2014-го) территории опережающего развития могут создаваться исключительно на Дальнем Востоке.

В феврале 2016 года для обеспечения “переходного” периода из режима ОЭЗ в режим ТОР был принят закон, вводивший в Калининградской области ряд преференций: субсидии предприятиям региона на поддержку рынка труда после 1 апреля 2016 года, снижение порога входа в число резидентов ОЭЗ со 150 до 50 млн рублей, упрощение таможенного режима и т.д. Предполагалось, что в случае, если документы о статусе ТОР не успеют вступить в силу до потери областью статуса ОЭЗ, эти меры помогут поддержать экономику региона и предприятия. Отметим, на январь 2016-го статус резидента ТОР имели 106 предприятий, право на таможенные льготы — 785.

Законопроект был представлен правительству в феврале 2016 года. Предполагалось, что его примут до конца года. Однако документ потребовал доработки и в результате был внесен в Госдуму только в августе 2017-го.

В процессе доработки содержание законопроекта существенно изменилось. В частности, изменилась его основная цель, то, ради чего он создавался: было решено отказаться от присвоения Калининградской области статуса ТОР и продлить статус особой экономической зоны. При этом документ не повторяет уже имевшуюся конфигурацию ОЭЗ, а заметно меняет ее. В частности, были расширены границы особой экономической зоны: в нее включили территории и акватории морских портов, расположенных в регионе. Срок действия статуса ОЭЗ продлили до 2045 года. Минимальную сумму инвестиций для вхождения в число резидентов ОЭЗ сократили до 10 млн рублей при реализации инвестиционных проектов в области здравоохранения, медицины и фармацевтики и до 1 млн рублей — для инвестпроектов в области разработки компьютерного программного обеспечения, оказания консультационных услуг в данной области и других сопутствующих услуг, в области информационных технологий, а также в области научных исследований и разработок.

Кроме того, законопроект предполагал ввод упрощенного порядка въезда на территорию Калининградской области иностранных граждан и лиц без гражданства по электронным визам без консульского сбора (эта норма должна вступить в силу с июля 2019-го). Параллельно был принят пакет поправок в Налоговый кодекс о предоставлении резидентам ОЭЗ дополнительных налоговых льгот, которыми они ранее не обладали: льготы по НДС, налогу на прибыль, налогу на имущество и т.д. Действие права на субсидии на поддержку рынка труда продлено до 2031 года. Закон, принятый Госдумой, был подписан президентом 5 декабря 2017 года и вступил в силу 1 января 2018-го.

Сейчас в ОЭЗ уже 191 резидент (+80% к уровню начала 2016 года), общая стоимость реализуемых инвестиционных проектов — 117 млрд рублей. Функции Администрации ОЭЗ выполняет Министерство по промышленной политике, развитию предпринимательства и торговли Калининградской области, главой Администрации является губернатор региона Антон Алиханов.

Об особенностях статуса ОЭЗ, его преимуществах перед ТОР и влиянии на регион рассуждает уполномоченный по защите прав предпринимателей в Калининградской области, сопредседатель регионального отделения “Деловой России” Георгий Дыханов:

У нас создана особая экономическая зона. Создание территории опережающего развития концептуально обсуждалось, но реально работает ОЭЗ. В отличие от ТОР, ограниченного рамками определенной территории, особая экономическая зона распространяется на весь регион. Нужно отметить, что существующая сейчас ОЭЗ — всего лишь трансформация той ОЭЗ, которая была создана в 1991 году. Изначально была заложена концепция того, что работа ОЭЗ будет основана на особых таможенных льготах. <…> Вторая концепция — это 2016 год. Это была концепция особых налоговых льгот в обмен на инвестиции. <…> И третья концепция, разработанная с учетом закона о социально-экономическом развитии региона, была предложена в 2017 году и предполагает объем инвестиций на 50 млн и расширение перечня отраслей, в которые эти средства можно вложить. <…> С одной стороны, это дало возможность как-то сохранить экономику промышленных регионов. С другой стороны, резкого взрывного роста нет. И этому несколько причин. <…> Основная причина — мы удалены от основных рынков сбыта и физически, и таможенными барьерами. Даже от России. <…> Вторая причина — мы удалены от сырьевых рынков. Фактически все сырье привозное. Поэтому удаленность от рынков сбыта и сырья объективно сдерживает экономическое развитие. Поэтому здесь должны быть какие-то льготы, которые очень серьезно перевесят существующие риски.

Член Совета Калининградской Торгово-промышленной палаты Олег Матукевич обращает внимание на потенциал области как площадки для развития небольших компаний, в первую очередь в IT-сфере:

Последние решения, принятые по особой экономической зоне и вступившие в силу с января текущего года, как мне кажется, дали положительный эффект. <…> На мой взгляд, Калининград — это несколько недооцененная площадка именно для развития микрокомпаний, IT-компаний. Развитие крупного бизнеса затруднено из-за близости границ, из-за транзитов. Так как у нас не так много сырья, то приходится что-то увозить и привозить. <…> В то же время Калининградская область как площадка для развития технологий, знаний, адаптации хорошо действующих в Европе практик и продвижения их в России и странах СНГ вполне перспективна. У нас микробизнес именно в этой сфере мало развит. <…> Я вижу, что у многих компаний проблемы с технологиями. Получается, что российские компании покупают бэушное оборудование, которое охотно продают западные компании и даже предлагают для этих целей льготные кредиты, и заранее попадают в проигрышную ситуацию. В этом плане Калининград для развития микробизнеса оптимален.