Завершаем знакомство с российскими территориями опережающего социально-экономического развития (ТОСЭР/ТОР). Сегодня поговорим об особой их разновидности — ТОРах, создаваемых в моногородах.

Для начала определимся, что такое моногород, или монопрофильное муниципальное образование. Так принято называть населенные пункты (не только города, но и поселки городского типа, сельские поселения и т.д.), как правило, с небольшой численностью населения, социально-экономическая ситуация в которых “привязана” к деятельности одного предприятия или группы тесно взаимосвязанных между собой предприятий (градообразующие предприятия).

Список моногородов утвержден постановлением правительства РФ №1398-р от 29 июля 2014 года. Всего в него вошли 313 населенных пунктов, поделенных на три группы в зависимости от социально-экономической ситуации. Городов с наиболее сложным социально-экономическим положением (в т.ч. в из-за проблем функционирования градообразующих организаций) тогда насчитали 75, с рисками ухудшения социально-экономического положения — 149 и со стабильной социально-экономической ситуацией — 89. Их население составляет от 1,7 тыс. (п. Светлогорье, Приморский край) до 705,5 тыс. (г. Тольятти, Самарская область) человек, причем моногородов с населением свыше 100 тыс. чел. набралось только 13 (4,15% от общего числа).

Первыми статус ТОР получили два моногорода в Кемеровской области — Юрга и Анжеро-Судженск. На середину июля 2018 года таких моногородов было уже 62. Помимо этого, уже принято несколько решений о присвоении статусов ТОР еще нескольким моногородам в ближайшее время, в 2018-19 годах.

В Центральной России моногорода-ТОРы стали появляться относительно недавно, первым такой статус получил Дорогобуж в Смоленской области (население чуть более 10 тыс. человек, градообразующее предприятие — завод азотных удобрений). Статус моногорода он получил в мае 2016-го, а статус ТОР — в марте 2017 года. После этого статус ТОР получили достаточно много городов в регионах Центральной России.

Стоит отметить, что в случае с моногородами режим ТОР носит своего рода гибридный характер. Так, действие статуса территории опережающего развития распространяется на весь город, т.е. инвесторы (резиденты ТОР) могут размещать свои предприятия не строго в границах определенного участка (как с “обычными” ТОРами), а в любом месте города, подходящем для этой цели. Эта деталь схожа со статусом особой экономической зоны (ОЭЗ), который присваивают регионам (реже городам) целиком, а не отдельным их частям.

Кроме того, у моногорода могут отозвать статус ТОР до истечения срока его действия. Это может случиться спустя 2 года, если руководство ТОР и администрация города не будут должным образом вести работу по привлечению резидентов и созданию необходимой инфраструктуры. Правда, тут моногородам помогает созданный в 2014 году Фонд развития моногородов. В частности, он предоставляет кредиты для реализации инвестиционных проектов (до 40% от их стоимости) и субсидирует строительство объектов инфраструктуры, необхождимой для реализации инвестпроектов, покрывая до 95% всех расходов. Кроме того, специалисты фонда управляют проектами развития моногородов (не только тех, в которых есть ТОР) и помогают реализовывать инвестпроекты.

Естественно, в разных моногородах территории опережающего развития и их резиденты показывают разную эффективность. Где-то привлекаются инвестиции, исчисляющиеся десятками-сотнями миллионов и даже миллиардами рублей, а где-то, напротив, закрываются проекты, которые считались перспективными.

О ситуации с развитием ТОР в моногородах Республики Карелия рассказывает кандидат экономических наук, доцент кафедры теоретической экономики и государственного и муниципального управления Петрозаводского государственного университета Иван Конев:

В планах открытие нескольких территорий опережающего социально-экономического развития. ТОР “Надвоицы” сейчас наиболее актуализировался, потому что Надвоицкий алюминиевый завод законсервировался из-за санкций на Дерипаску и “Русал”. И поэтому сейчас уже подготовлен к пуску “Российский радиатор”. <…> А так с точки зрения планов у нас активно создается на базе особой экономической зоны ТОР “Кондопога”. Якорных инвесторов там уже нашли, если не ошибаюсь, есть среди них и китайцы. Там есть неплохие перспективы. Но, как всегда, мало просто так предоставить какие-то правительственные гарантии. Надо еще работать с бизнесом. Причем с бизнесом, который основан не на приходе каких-то внешних варягов, а на местных бизнесменах. А вот это задача трудно выполнимая.

Заместитель председателя Контрольно-счетной палаты Тамбовской области Николай Шмырев отмечает положительный эффект от имеющейся в регионе ТОР в моногороде Котовске:

Недавно мы проводили семинар среди руководителей КСП федерального уровня именно по проблеме моногородов на базе города Котовска, где уже создана территория опережающего развития. Естественно, мы посмотрели, как работает ТОР. Могу сказать, что развивается она прекрасно. Активно работают резиденты, для которых созданы все условия для эффективной работы. Деятельность, которую ведут резиденты, уже приносит положительный эффект для экономики не только города, но и региона. Продукты питания, мебель, даже бренд города — все это выпускается в рамках работы территории опережающего развития. Поэтому считаю, что идея создания ТОР себя оправдывает и может быть использована не только в моногородах, но и в поселках городского типа, например, таких, как Знаменка.

Об опыте крупнейшего российского моногорода рассказывает заместитель главы городского округа Тольятти по финансам, экономике и развитию Алексей Бузинный:

Тольятти получил статус территории опережающего социально-экономического развития в сентябре 2016 года. <…> На сегодняшний день у нас заключено 34 соглашения с компаниями, которые планируют в течение 10 лет создать 4212 рабочих мест. Объем инвестиций в основные средства составит более 6 млрд. рублей. Уже создано более 2000 новых рабочих мест и этот процесс продолжается. <…> Доходы местного бюджета от резидентов ТОР составили за первое полугодие 2018 года в части НДФЛ 16,4 млн рублей. <…>

Безусловно, социальное самочувствие в городе абсолютно иное по сравнению с тем, какое было два года назад. <…> Если два года назад количество вакансий, предлагаемых для трудоустройства, было в два раза меньше, чем зарегистрированных безработных, то сейчас все стало ровно наоборот: у нас порядка 7,5 тысяч вакансий при том, что уровень безработицы — 3700 человек (именно столько стоят на учете).

Поменялось и отношение бизнеса. За 2017 год и первое полугодие 2018 года было создано 6200 новых предприятий малого и среднего бизнеса.

Без ложной скромности скажу: нам есть чем гордиться, так как на сегодняшний день Тольятти стал самой крупной территорией опережающего развития по числу резидентов.