В ВЭБе анонсировали изменения, которые произойдут в банке после прихода Игоря Шувалова. Своим мнением о некоторых из них делится эксперт Олег Сухарев:

Учитывая, что институты развития разнообразны и имеют свой функционал, предложение о подчинении их какому-то одному банку выглядит непонятно. Скорее всего, имеется в виду, чтобы через этот банк поступали финансы соответствующим институтам развития. Такая централизация с точки зрения контроля средств не будет чем-то экстраординарным. Контроль облегчается — и это плюс.
С другой стороны, разнообразие всегда лучше. Оно создает лучшие предпосылки для устойчивого функционирования. Если что-то случится с этим банком, то многие институты развития окажутся в подвешенном состоянии.
А если канализация финансов идет через разные схемы, то такое разнообразие делает работу институтов развития более автономной, а также независимой от одного банка и его состояния.
Стремление к монополизму в таких делах понятно, но это совсем не значит, что это стремление полезно для российской экономики.
Не совсем понятно, что имеется ввиду под “площадкой для координации работы”. Если это не только проводка финансовых назначений, а влияние на принятие решений в части координации, что выглядит полезно в общем смысле, но все-таки определяется возможностями и умениями того, кто этой площадкой является, умеет ли координировать институты, часто имеющие разный функционал. В связи с этим возникает вопрос: почему не все институты развития подлежат такому подчинению ВЭБу?
Что имеется в виду под площадкой, под конкретными возможностями влияния, пока не ясно.
Самое плохое заключается в следующем: как только кто-то новый куда-то приходит оттуда, где занимался иными вопросами (а именно такой стиль кадровой смены имманентен для нашего правительства уже очень давно), то начинаются очередные реорганизации, вплоть до своего отстранения. Приходит следующий и делает все то же самое. Такой стиль управления должен быть ликвидирован. Любые реорганизации требуют обоснования и должны диктоваться необходимостью с учетом отрицательных последствий и возможных рисков. Если финансы на разные институты развития направляются через один банк, да еще он вправе на что-то влиять в смысле их использования, то он борется за приобретение уже не только финансовой власти, которой располагает ограниченно в смысле передаточного звена бюджетных средств,а становится игроком. Причем иногда довольно сильным. А вот надо ли это экономике — большой вопрос. Ответ на него скорее отрицательный, а не положительный.