723e6c8f898072d2fc8ebb65c89d77bdВ большинстве республик, в том числе в Крыму, с опасением относятся к инициативе экс-министра по делам национальностей Вячеслава Михайлова принять закон о российской нации. С чем они могут быть связаны — рассказал эксперт Александр Пирогов.

— Мне кажется, что попытка обсуждения таких идей – это некое прощупывание почвы для создания идеологической конструкции. Если мы вспомним сталинскую конституцию 1936 года, в которой очень четко прописано, что государство — социалистическое объединение рабочих и крестьян, то в Конституции 1977 года заложено новое образование, такое как «советский народ», которого раньше не было нигде.

В действующей Конституции самый первый абзац длинный, достаточно обтекаемый: «Мы многонациональный народ Российской Федерации, связанный общей судьбой, землей» и т.д. Такие идеи — есть некая попытка перевести первый абзац Конституции и изобрести некую форму, кто мы такие.

Мы не советский народ, мы не социалистическое государство рабочих и крестьян, однако же то, что написано в первом абзаце Конституции, действительно длинное, емкое, очень сложно запоминаемое и воспроизводимое. И здесь как раз-таки идет попытка нащупать некую общность, которая бы объединяла людей, которые относились бы к Российской Федерации, по всему миру, за рубежом одной какой-то отточенной формулой.

Но этому препятствует опять-таки особенность русского языка, семиотики, особенность тех коннотаций, которые заложены в той терминологии, которой мы уже пользуемся. Например, нация, этнос, российские, русские. Сам язык препятствует образованию новой общности и порождает точку конфликтов и споров. И здесь вопрос употребления такой формулы – это вопрос кабинетный. Он сейчас неактуален для повседневной жизни, но для политических процессов он был бы пригоден.