Правительство представило “дорожную карту” своей работы на ближайшие 6 лет. Своим мнением о документе делится эксперт Анатолий Акулов:

Придание целостности и синхронизация во времени различным документам стратегического планирования крайне необходимы. Должен быть единый документ, отражающий в концентрированном виде стратегическое видение будущего страны и основные цели, который затем детализируется в конкретных отраслевых и региональных стратегиях. Сейчас наблюдается недостаток системности в этом плане. Вроде бы закон “О стратегическом планировании в РФ” упорядочил набор различных стратегий и программ, но не в полной мере. Пример из жизни: с осени 2017 года разрабатывается Стратегия социально-экономического развития Кемеровской области, с начала 2018 года занимаемся конструктивной частью — основными направлениями, целями, показателями развития. Когда эта работа практически завершена, выходит “майский указ” президента и документ требует серьезной переработки. По-хорошему составлять хотя бы разделы с целями и показателями на местах надо тогда, когда известны основные направления внутренней и внешней политики, которые определяет президент РФ.

Кроме того, у нас в стране нет в явном виде главного, основополагающего документа по стратегии развития страны. “Концепция долгосрочного социально-экономического развития Российской Федерации на период до 2020 года”, принятая в 2008 году, в этом качестве существенно устарела. Стратегия “Россия-2030” так и не получила официального закрепления. Положить в основу стратегического планирования именно “майские указы” как основные цели на шестилетний цикл — с методической точки зрения идея вполне здравая. Тогда им должны соответствовать и ежегодные послания, где, собственно, определяются основные направления внутренней и внешней политики и единый стратегический документ для России в целом. А затем уже все остальные. Хотя и это не бесспорно, поскольку документы стратегического планирования должны охватывать более длительный период, чем шесть лет.

То есть с точки зрения методики и организации процесса предложения правительства РФ разумные. Содержательно оценивать их гораздо сложнее, поскольку очень большие и политически привлекательные амбиции не обеспечены в должной мере доказательствами достижимости целей и конкретными механизмами. Кроме того, они все больше про то, как потратить, а не как заработать. Цели должны быть напряженными, амбициозными, но не заведомо невыполнимыми. Для того, чтобы изымать деньги из экономики и тратить их по своему усмотрению, государство должно располагать серьезными доказательствами эффективности и продуктивности этого. Значительную ценность для решения данной проблемы могли бы представлять результаты глубокого анализа, аудита и оценки предыдущего опыта разработки и реализации документов стратегического планирования. Надо бы серьезно разбираться, что удалось сделать, что не получилось, по субъективным или объективным причинам. Если по объективным причинам, значит, делаем вывод, что выбранный метод, механизм или направление финансирования неэффективны и от них надо отказаться в будущем. Если по субъективным причинам, то должна быть ответственность и наказание для должностных лиц. Этого пока нет, а значит, и не может быть никакой уверенности в реализации стратегических планов.