В последние дни одна из самых обсуждаемых тем — конфликт между Роскомнадзором и основателем Telegram Павлом Дуровым. Своим взглядом на эту историю делится эксперт Евгений Ицаков:

Любой мессенджер, любая почта обещают своим пользователям, что их данные будут защищены, а переписка будет носить конфиденциальный характер. Это обещают все. И долгое время, например, у BlackBerry был свой алгоритм шифрования. И считалось, что дешифровать эти сообщения невозможно. А потом господин Сноуден опубликовал информацию о том, что компания BlackBerry, как и многие другие мессенджеры, плотно сотрудничала с АНБ, с американской службой внешней разведки. И в этом алгоритме, который шифровал данные BlackBerry, были вшиты математические закладки, которые позволяли развернуть зашифрованные данные. А ключ, позволяющий расшифровать любое сообщение, передаваемое с BlackBerry на BlackBerry, был у американских спецслужб. А поскольку BlackBerry считался самой безопасной системой, то ею пользовались все мировые лидеры, в том числе госпожа Меркель. Потом, как все знают, произошел скандал с утечкой информации, после чего доверие к шифрованию было подорвано. Telegram появился вроде бы со своим алгоритмом шифрования, который он никому не дает, закладок никому не дает, ни с кем сотрудничать не хочет, а хочет остаться единственным последним средством связи, которое предлагает своим пользователям анонимность. Но как у медали, так и у такой позиции есть две стороны. С одной стороны, это дает возможность тем же террористам оставаться анонимными. Их радость разделили торговцы наркотиками, оружием, коррумпированные чиновники. С другой стороны, пользователи могут передавать информацию, не боясь, что ее кто-то прочитает, например, бывший молодой человек или работодатель. Недавно был скандал, что сотрудник американской внешней разведки читал переписку своей бывшей девушки. Конечно, в мировом масштабе это не Бог весть какой скандал, но тем не менее нарушение частной жизни.
Дуров сейчас вроде бы отстаивает сохранение приватности. Спецслужбы указывают ему на то, что сохранение приватности чревато сохранением приватности тех, кто ведет антиобщественную деятельность. Дуров говорит о том, что, если сделать Telegram неприватным, то он ничем не будет отличаться от других мессенджеров.

И здесь возникает этическая дилемма: что для нас в данном случае важнее? Лишить приватности всех, в том числе и террористов, или не лишать приватности никого? Есть определенные требования Роскомнадзора, направленные на обеспечение общественной безопасности, связанные в том числе с возможностью в любой момент раскрыть данные пользователя, который ведет переписку с территории России. По идее, закон Яровой не обуславливает безусловное раскрытие информации обо всех пользователях, он дает возможность раскрыть приватность того, кто подозревается в нарушении. Но тут есть вопрос в добросовестности спецслужб, о котором мы уже говорили. Безусловно, есть технические способы обхода этого запрета, который будет наложен на Telegram. С последней прошивкой Telegram вроде бы готов обходить запреты. Мы рискуем попасть в очень некрасивую ситуацию. Мы вытолкнем Telegram из правового поля России, но он продолжит работать. Роскомнадзор вроде бы предъявляет требования, но они не выполняются. Это некоторым образом свидетельствует об импотенции Роскомнадзора. Это не очень хорошая ситуация, когда сила органа ставится под сомнение. В данном случае, на мой взгляд, необходимо принять политическое решение.