Действующий состав избиркома КБР начал свою работу 8 декабря 2016 года. Своим мнением о работе комиссии делится эксперт Мажир Кучмезов:

Избиркомы кавказских республик, с одной стороны, особо ничем не отличаются от других избиркомов Российской Федерации. С другой стороны, кавказские республики всегда отличались высокой явкой и высокими показателями.

Я, будучи членом комиссии, проводил эксперименты по голосованию на своём избирательном участке. Я приехал и перечеркнул бюллетени, практически испортив их. Когда в республиканской комиссии принимали документы от территориальных комиссий, я просмотрел документы по своему участку. И что вы думаете? На моём участке, где я сам голосовал и принципиально испортил бюллетень, ни одного не действительного бюллетеня было не зарегистрировано. Поэтому отсюда можно сделать вывод о том, как голосует наша республика. Поэтому те явки, которые представляются, ничего общего с действительностью не имеют.

Нужно учесть, что система коммуникаций на Кавказе несколько иная, чем, скажем, в средней полосе России. Там люди общаются, ходят на похороны, свадьбы, обсуждают всё. Когда я был членом республиканской комиссии, я сталкивался с такой ситуацией. Я приехал в одно село, где живут мои родственники. Село небольшое по нашим меркам, по российским — приличное. Там зарегистрировано порядка тысячи избирателей. Они мне говорят: вот как вы там у себя проводите выборы? Они привели в пример выборы 96-го года, когда противостояли Ельцин и Зюганов. Мы друг с другом общаемся, мы знаем, что за Ельцина в нашем селе проголосовало 6 или 7 человек. А в официальных результатах всё было наоборот. И люди видят, что это всё происходит на протяжении многих лет. Такая практика проведения выборов нивелирует роль избиркомов до формальных структур. Потому что результаты выборов определяются местной властью практически заранее. Заранее спускаются результаты, которые должны быть обеспечены. Поэтому избиркомы оформляют документы и выдают нужные результаты.