Партии и общественники рассказали о начале подготовки наблюдателей к выборам, отметив, что большого количества желающих пока не наблюдают.

Движение в защиту прав избирателей “Голос” анонсировало, что этот избирательный цикл для них будет отличаться большей юридической подготовленностью.

Мы уже провели семинар для юристов: особенностью этой кампании станет возможность максимально профессионально и оперативно реагировать на нарушения. Готовим юридическую группу, которая будет этим заниматься

— сообщил “Коммерсанту” сопредседатель движения Григорий Мельконьянц.

Он также отметил, что движение по-прежнему продолжает разбираться с нарушениями на президентских выборах. Кроме этого, “Голос” планирует развивать и свое мобильное приложение: на президентских выборах им пользовались более 10 тыс. наблюдателей. С помощью приложения можно будет не только посмотреть методичку и оперативно сообщить о нарушении, но и загрузить фото протоколов до внесения в систему ГАС “Выборы”, что должно защитить от их переписывания.

В то же время, как рассказал еще один сопредседатель “Голоса” Андрей Бузин, движение не является юридическим лицом, поэтому самостоятельно делегировать наблюдателей пока не может. Волонтеры “Голоса” будут присутствовать на участках как представители СМИ “Молния”, если будут аккредитованы избиркомом, а также в качестве наблюдателей от партий и кандидатов.

Дмитрий Нестеров, представитель движения “Сонар”, которое входит в альянс с “Голосом”, сообщил, что набор наблюдателей в настоящее время идет вяло, так как многие потенциальные участники избирательной кампании находятся в отпусках. Кроме того, немало тех, кто испытал разочарование в выборах и не верит в их конкурентность.

Наблюдение именно в день голосования не имеет на этих выборах принципиального значения: все уже предопределено составом конкурентов. Поэтому для нас основная работа — мотивация наблюдателей, ведь мы не оплачиваем работу, в отличие от общественных палат, мы объясняем, зачем идти на выборы, говорим, что в будущем, когда выборы будут более конкурентными, нужно, чтобы комиссии были в тонусе

— заявил Нестеров.

Партии пока к активной фазе подготовки наблюдателей не приступили. В КПРФ и “Яблоке” это объяснили тем, что сейчас больше сосредоточились на агитации — “чтобы было за чем наблюдать”. При этом коммунисты уверены, что в ходе нынешних выборов им удастся покрыть большее число участков своими представителями. Они связывают это с тем, что после президентских выборов сформировался хороший штат сторонников, которые поддерживали Павла Грудинина. Кроме того, все больше становится противников пенсионной реформы, против которой активнее всех выступает именно КПРФ.

Также “Коммерсант” рассказывает о создании нового проекта под названием “Электоральный патруль” — его представит ассоциация наблюдателей “Национальный общественный мониторинг” (НОМ), в которую входят движения “Россия выбирает”, “Корпус “За чистые выборы””, “Группа 32”, “Народный наблюдатель” и другие. 17 и 18 августа ассоциация НОМ намерена провести Первый всероссийский конгресс общественных наблюдателей, на котором участники вместе с экспертным сообществом будут обсуждать “развитие наблюдения с использованием современных цифровых технологий”. К участию в мероприятиии пригласили также представителей Центризбиркома.

В то же время не ожидается большого количества наблюдателей от общественных палат. Ранее они активно принимали участие в президентских выборах, готовя своих представителей. Это произошло после принятия закона, позволяющего им участвовать в федеральных кампаниях. Однако на региональном уровне такой возможности пока нет: соответствующие поправки вступили в силу только 3 июля. Юридически поправки не распространяются на текущую кампанию, так как она была объявлена раньше, но эти нормы успели поддержать на уровне региональных законов в Москве, Нижнем Новгороде и еще четырех субъектах РФ. Поэтому только в шести регионах общественные палаты смогут делегировать в качестве наблюдателей своих представителей.

Напомним, в единый день голосования пройдут избирательные кампании различного уровня, включая дополнительные выборы 7 депутатов Государственной Думы, выборы глав 26 субъектов федерации (22 прямых и 4 через голосование в парламенте) и выборы депутатов законодательных (представительных) органов государственной власти в 17 субъектах Российской Федерации.

Политический аналитик Кирилл Николенко отмечает, что уменьшение числа желающих стать наблюдателями началось несколько лет назад:

Наблюдение в день голосования не является самоцелью. Граждан, которые хотят при любых обстоятельствах провести весь воскресный день на избирательном участке, не так много. Стремление стать наблюдателем (в данном случае этим словом обозначаю и члена избиркома с правом совещательного голоса) является производной от самого характера предвыборной кампании.
Если есть оппозиционные партии и кандидаты, которые активно ее ведут и демонстрируют бескомпромиссность и волю к победе, то это находит соответствующий отклик у потенциальных наблюдателей. Если оппозиционные партии и кандидаты вкладывают средства в набор, обучение наблюдателей и оплату их труда, то это создает дополнительный стимул для участия граждан в наблюдении. А это происходит, когда партии и кандидаты ощущают, что у них есть шанс на успех. <…> Когда ничего этого нет, то интерес потенциальных наблюдателей падает, проявляется апатия.
Как человек, организовывавший наблюдение в ходе ряда кампаний, хочу подчеркнуть, что в последние четыре года имеет место значительный спад наблюдательской активности. Причиной тому уныние, связанное с полным отсутствием конкуренции. Негативно влияют также действия системной оппозиции, которая нередко противодействует тому, чтобы от нее на участках сидели подготовленные наблюдатели, а не привычные полуспящие бабушки, на глазах которых можно творить беспредел, а они ничего не заметят. <…> Члены комиссий с правом решающего голоса от системной оппозиции также крайне пассивны.

Электоральный юрист Эдуард Черторинский (Владивосток) также связывает нехватку наблюдателей в том числе с отсутствием оплаты за их работу. В то же время он обращает внимание на то, что в их присутствии на участках фактически никто не заинтересован:

Институт наблюдения за избирательным процессом в день голосования всегда был тесно связан с двумя основополагающими категориями — мотивацией и финансированием. <…>
Если же мы говорим про общественные движения, выставляющие наблюдателей на выборах, то мы встречаем сразу несколько острых вопросов. Первый, естественно, финансирование, ибо “за идею” в этом случае желающих, надо полагать, будет немного. Второй — позиционирование. Посмотрите избирательное законодательство: наблюдателей могут назначать либо кандидаты, либо избирательные объединения. <…> Получается, что всем общественным наблюдателям нужно искать пути “легализации” на избирательных участках в день голосования, что неизбежно приводит к конфликту интересов. <…> Третий — это конкурентность. Многие избирательные кампании носят референдумный характер, так какой смысл ловить кого-то за руку, если результат предопределен ещё задолго до дня голосования?
Существенным стимулом к развитию института наблюдателей послужил бы резкий рост числа избирательных кампаний, на которых в судебном порядке были бы отменены итоги голосования по ряду избирательных участков или результаты выборов в целом. <…> Но этого не происходит, и ловить кого-то за руку в день голосования попросту никому не нужно — какой в этом смысл, если суд в любом случае поддержит зафиксированный результат, а результатом заявления в полицию станет сухой официальный ответ? И если в первый раз приходящая на обучение молодежь рвется в бой, то более опытные наблюдатели зачастую предпочитают спокойно “отсидеть” день голосования на участке и без скандалов в комиссии добраться до штаба, чтобы поменять копию итогового протокола на денежное вознаграждение.

Свою версию происходящего излагает политолог Леонид Мишунин:

Наблюдатели на выборах всегда ставятся заинтересованными в том сторонами: одномандатниками, самовыдвиженцами, непарламентскими партиями. Партии парламентские и “назначенцы от власти” в наблюдателях не нуждаются. <…>
У независимых организаций на сегодня нет никаких шансов отправить на участки членов комиссии от себя. Неоплачиваемых же наблюдателей сложно набрать кому бы то ни было, не соберет их массово ни одна, даже парламентская партия.
Лучший вариант всем известен: независимые организации могут договариваться в регионах с представителями оппозиционных парламентских партий о выдвижении на участки своих наблюдателей в качестве членов комиссий. Здесь выгоду получают все: наблюдатель от организации получает зарплату от государства и законное право влиять на решения комиссии, партия получает обученных представителей на участках, которым “не все равно”. При этом партии самой не нужно искать людей, чтобы закрыть все участки, а делать это необходимо перед каждыми выборами по новой.