“Левада-центр” рассказал, как прошли бы президентские выборы 2018 года, если бы они состоялись сейчас.

 

Соцопросы, на которых людей спрашивают, за кого они отдали бы голос, случись выборы в ближайшее воскресенье — давно не новость. “Левада-центр” опубликовал данные очередного такого опроса, посвящённого выборам президента, которые состоятся в марте 2018-го.

 

Как выяснилось, действующего президента очень многие воспринимают практически как безальтернативного кандидата. Если бы выборы состоялись сейчас, за него проголосовали бы 48% опрошенных. Также в первую пятёрку в этом случае вошли бы Геннадий Зюганов (3%), Владимир Жириновский (3%), Сергей Шойгу (1%) и Алексей Навальный (1%). Ещё 19% пока не определились с тем, за кого будут голосовать. Вопрос о том, идти ли на выборы, не решён у 10%, а отрицательно его решили (т.е. не пойдут на голосование) 13%. По словам главы “Левада-центра” Льва Гудкова, такая большая доля неопределившихся с тем, стоит ли вообще голосовать и за кого, в целом нормальна:

В этих вопросах люди обычно определяются за две недели до голосования, а пока кампания началась только для администрации президента и для партий.

 

При этом данные по ожиданиям людей от итогов президентских выборов несколько отличаются от их намерения идти на участки и от выбора кандидатов, за которых они проголосовали бы. Подавляющее большинство (64%) говорят, что хотят, чтобы Владимир Путин переизбрался на пост президента, и только 22% считают, что его должен сменить кто-то другой. По словам председателя правления Центра политических технологий Бориса Макаренко, такой расклад ожидаем, ведь “на президентских выборах избиратели голосуют максимально рационально, так как выбирают “хозяина, который должен держать страну””. Эксперт уточняет, что с этой точки зрения реальную конкуренцию действующему президенту мог бы составить “новый, сильный, публичный политик, которого нет”. Что касается шансов других, уже известных политиков, Макаренко уверен, что они могут рассчитывать в лучшем случае на голоса электората своих “родных” партий, которых для победы будет недостаточно, даже если присоединить к ним голоса тех, кто будет голосовать по принципу “за любого другого, лишь бы не за Путина”.

 

Получается, что сейчас россияне в общем-то не видят альтернативного кандидата в президенты. Правда, в оппозиции говорят, что до выборов почти год и за это время протестная активность может вырасти и “породить” нового кандидата. Так, заместитель главы партии “Яблоко” (кандидатом от которой станет Григорий Явлинский) Николай Рыбаков заявил:

Обстановка меняется стремительно — как внешнеполитическая, так и внутриполитическая, и потому предстоящий год мы должны использовать, чтобы к выборам представить обществу реальную альтернативу действующей власти.

 

Действительно, в последнее время в целом ряде регионов наблюдается рост протестной активности. Причём протесты носят разный характер — в основном это выражение недовольства проблемами социального или экономического плана, политических протестов достаточно мало. Стоит отметить, что “Левада-центр” проводил свой опрос уже после мартовских акций — и, как видим, на электоральном рейтинге Владимира Путина это практически не изменилось. Так что пока непонятно, на что рассчитывает оппозиция и что ей удастся сделать для увеличения “своей” доли избирателей к марту 2018-го.

 

Кандидат философских наук, директор Института проблем социального управления Максим Лубяной (Нижний Новгород) соглашается с прогнозом “Левада-центра”, отмечая своего рода “критические точки”, на которые стоит обратить внимание:

Данные, представленные “Левада-центром”, в целом объективно отражают сегодняшний настрой электората. Исследования, проводимые нашим институтом, показывают схожие тенденции.
К большому сожалению, издержки сегодняшней политики по выстраиванию властной вертикали на протяжении уже более 10 лет стали выявлять её критические, системные недостатки. Системные ошибки были понятны с самого начала, но и существовать подобная модель построения политической системы должна была как временная. История не знает примеров стабильного развития политической системы, основанной исключительно на личности политика. <…> Что будет “после Путина”? Это беспокоит и элиты, и электорат. Однако структура электората меняется. И чем ближе день выборов, тем больше будет вопросов у активной его части, у тех, кто в состоянии нести ответственность за себя, за своих близких. Ведь тем, кому сейчас 40-45, через 6 лет будет ближе к 50. А это уже совершенно другой возраст, и захотят ли эти люди подойти к этому возрасту с потерянными возможностями — большой вопрос.

 

Своей оценкой результатов опроса с “Давыдов.Индекс” делится политолог, социолог, кандидат философских наук, доцент кафедры социально-гуманитарных дисциплин Владимирского филиала РАНХиГС, директор “Среднерусского консалтингового Центра” Дмитрий Петросян:

Мы в этом году тоже проводили исследование, которое показало всё те же результаты, что и в исследованиях “Левада-центра”. Почему люди не хотят идти на выборы? Во-первых, потому, что не верят в их честность. Во-вторых, они видят отсутствие конкуренции и знают, что результаты заранее известны.
Ситуация, когда нет альтернативы, создаётся долго, вполне целенаправленно, и это в общем-то естественный результат. Была стратегия обеспечения фактически монархического статуса лидера нации, альтернативы которому нет и быть не может. Правда, уязвимость вот в чём: лидер нации без поста сразу перестаёт быть лидером. <…> Это в некотором смысле ослабляет позицию лидера, поэтому пост лидеру нации нужен. Сейчас ходит много разговоров о том, собирается ли действующий президент идти на выборы в 2018 году. По слухам, глава государства решение ещё до конца не принял. Есть намёки о выдвижении приемника. <…>
Действительно, единственным персонажем, способным стать вторым альтернативным лидером, сегодня может стать Навальный. Это признали уже многие эксперты. Вопрос, сможет ли он стать лидером, пока остаётся открытым. Он прилагает к этому усилия, и это очевидно, а власть пока делает всё для того, чтобы его активность пресечь. <…> На выборы могут не пойти представители среднего поколения, а вот молодёжь, которая не ходила, при таком раскладе на выборы пойти сможет. Это делает для власти ситуацию не очень предсказуемой. Но вероятность появления нового лидера сейчас очень мала.

 

Тема “преемника” в последнее время достаточно популярна как в широких массах, так и в кулуарном общении. Звучат предположения, что таким образом — выдвижением “технического”, контролируемого кандидата с последующей его победой — можно добиться двойного эффекта: с одной стороны, после официальной смены президента фактически власть останется у Владимира Путина, с другой — будут устранены формальные препятствия для диалога с Западом об отмене санкций и других вопросах. Понятно, что этот вариант достаточно сложен в реализации и требует подготовки. И, как мы недавно писали на Telegram-канале “Давыдов.Индекс”, некоторые признаки подготовки наблюдаются уже сейчас: устранение или ослабление излишне амбициозных и самостоятельных “кандидатов в преемники”, поиск “дублёров” среди молодых министров и губернаторов и т.д.. Так что сценарий с преемником возможен, причём как в 2018-м, так и в 2024-м году: предпринимаемые сейчас шаги предполагают “долгоиграющий” эффект. Другой вопрос, кто и как этот эффект использует.