Своим мнением о том, как прошла в Волгоградской области президентская кампания, делится эксперт Виталий Арьков:

Принято считать, что процент за Путина есть процент доверия губернатору и местной власти, если она представлена членами “Единой России”, а таковыми она, за редким исключением, и представлена. Однако в эту кампанию Владимир Владимирович нарочито дистанцировался от “Единой России”, максимально расширив спектр своего электората. То есть за него голосовали в том числе те, кто выступает против единороссов. В этой связи, думаю, и кандидатом от КПРФ был не традиционный Зюганов, а новый Грудинин, которого по договоренности максимально дискредитировали. В результате самым оптимальным на левом фланге был кандидат Путин. Как и на правом. Особенно на фоне Собчак и Явлинского, появление которых — тоже часть большого плана.

Эти выборы должны были быть максимально честными и прозрачными, чего в целом удалось достичь. Чиновникам на местах строго-настрого запрещалось вмешиваться в процесс. От них требовалось любыми приличными способами (предварительно согласовав это с центром) нагнетать явку. В Волгоградской области это был референдум “о переводе стрелок” и на подстраховку — достаточно сомнительный по последующей реализации проект по выбору территорий для благоустройства. Это официальные “морковки”. Из неофициальных был запущен проект по оценке эффективности депутатов всех уровней, среди которых было организовано некое подобие соцсоревнования по числу приведенных на участки избирателей своей территории. Отмечу, что были случаи, когда сильного депутата делали ответственным не только за свой округ, но еще и в совершенно другом районе, где боялись провала явки. Конечно, не обошлось и без скандалов со вбросом бюллетеней. Убежден, что это было заранее спланировано организаторами выборов с целью демонстрации эффективности борьбы с подобными явлениями, которые “кое-где еще у нас имеют место”. То есть явление не массовое — единичные случаи, результаты по таким участкам аннулируются, а виновные жестко наказываются.