Эксперт Виталий Арьков  рассуждает о том, что московские депутаты меняют систему голосования и финансирования избирательной кампании:

Сколь-нибудь приличная явка избирателей наблюдается лишь на выборах Президента России, да и то в 2018 году приходилось ее наращивать в регионах проведением различных референдумов по актуальным и надуманным вопросам, т.к. высокая явка требовалась для легитимности победы главного кандидата.

И вот теперь вопрос легитимности остро встает для идущих на выборы губернаторов и региональных Заксобраний – падающую явку уже не спасают даже голосующие из-под палки бюджетники.

В свое время выбор для Единого дня голосования второго воскресенья сентября был обоснован необходимостью снижения участия в выборах протестно настроенных жителей мегаполисов.

Однако, после принятия руководством страны ряда решений, вызвавших значительное общественное неодобрение, стало очевидным, что этого уже недостаточно, необходимо использование других мер. Не столь откровенных, как вбросы пачек бюллетеней в избирательные урны или массовое досрочное голосование, но не менее эффективных по результату. Онлайн-голосование на данном этапе выглядит привлекательным для достижения данной цели.

Во-первых, оно кажется более контролируемым для реализации – минимизирован человеческий фактор в действиях конечных исполнителей. И экономным с позиции финзатрат.

Во-вторых, это вписывается в общемировой прогрессивный тренд на цифровизацию всего и вся.

В-третьих, его внедрение можно объяснить и тем, что власти идут навстречу либерально настроенной части общества – едва ли не впервые в России онлайн-голосование в серьезном масштабе было применено в свое время для формирования Координационного совета оппозиции, а далее – при проведении праймериз кандидатов оппозиционных партий.

Параллельно с Москвой процессы по данному направлению идут уже в ряде регионов – специальные «волонтеры» помогают пенсионерам и работникам бюджетных организаций регистрироваться на портале Госуслуги и аккумулируют у себя логины/пароли «в интересах самого человека» – на случай утери данных для входа, мол, всегда можно спросить у ответственного волонтера. Для Москвы подобная наивность граждан кажется фантастикой, но в сельской местности считается обычным делом.

Увеличение квоты финансирования избирательных фондов кандидатов для юрлиц лишь закрепляет де-юре то, что есть де-факто, когда финансово-промышленные группы через подставных лиц (часто через родственников доверенных собственных сотрудников) оказывали поддержку своему кандидату.

Представители власти перестают стесняться не только говорить то, что на самом деле думают («макарошки», «тунеядцы и алкаши», «вас рожать никто не заставлял» и т.д.), но и брать деньги за свои действия в рамках компетенции, в которых, при должном исполнении сотрудниками силовых структур своих обязанностей, легко обнаружить коррупционную составляющую.