Ректор Европейского университета в Санкт-Петербурге Олег Хархордин, возглавлявший вуз в течение восьми лет, подал в отставку. Срок его полномочий истекает 1 июля.

Доктор экономических наук, профессор кафедры европейских исследований Санкт-Петербургского государственного университета, член Русского географического общества, член Российской ассоциации исследователей международных отношений, член Российской ассоциации политической науки, член редакционного совета научно-практического журнала «Управленческое консультирование», член редакционной коллегии международного журнала «Балтийский курс» (Рига, Латвия) Николай Межевич считает, что смена ректора позволит сохранить университет:

Мне кажется, что теперь уже бывший ректор Европейского университета прав. Не только у нас, но и в большинстве ведущих университетах существует разделение на администраторов и учёных. Очень часто администраторы — это те ученые, у которых не идеально, не блестяще пошла научная карьера, но которые хорошо себя почувствовали на ниве административно-хозяйственной деятельности.

Управление — это определённого рода искусство, даже не навыки, а именно искусство общения: со спонсорами, властями, попечительским советом, преподавательским коллективом, студентами, ведение всего комплекса дел, в ряду которых наука не является приоритетом.

Я Олега Хархордина очень хорошо понимаю, поскольку всю жизнь сам отказывался от административно-научных подразделений, сохраняя свою позицию просто профессора или в Академии Наук просто главного научного сотрудника, выше этого ничего нет, кроме академика, зато это позволяет заниматься наукой полноценно.

Администратору все-таки тяжело быть ученым. Есть отдельные люди, их очень немного как в России, так и за рубежом, которые успевают делать все, но это очень сложно. Так что решение Хархордина понятно и абсолютно логично. Нужен очень сильный администратор, поскольку в университете наработан большой интересный потенциал: надо подумать, как его сохранить и использовать.

Нужно объективно понять, что смена ректора, и, возможно, появление человека, который прислушается не только к своему видению, но тому видению Европейского университета, которое есть у Министерства Образования, позволит сохранить университет. Все-таки высшие учебные заведения (Европейский университет здесь не исключение) — это не свободно парящие в воздухе вершины. Даже если институт не является государственным, он все равно работает в государстве, и это накладывает определённые ограничения.